ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

7

творений". Непонятно только, как они могли там бывать после смерти герцогини, ведь дворец должен был быть закрыт с 1802 (год смерти герцогини) по 1808 год, когда он был разрушен и опустошен французами. Ну а утверждение, что Гойя и Кинтана бывали там "до его разрушения", по меньшей мере абсурдно, а как могло быть иначе? Удивляет и та неопределенность, с которой он описывает пребывание там Гойи. Все говорит лишь о том, что Сомоса просто не помнит, видел он Гойю в доме герцогини или нет.

Но давайте обратимся к истории о Веллингтоне. Прежде всего отметим, что эта история не имеет отношения к Гойе. Он и не знал, о чем говорит Веллингтон, а потому и рассердиться-то не мог. Достаточно двух заряженных пистолетов на столе, которые, с другой стороны, вообще непонятно, что там делают.

Кроме того, маловероятно, что сын Гойи говорил по-английски, и также невозможно доказать его знание французского, ведь он был minus capiens*.

Сомоса говорит, что Гойя буквально весь был покрыт шрамами от шпаг. Глупость, но именно подобные утверждения убеждают нас в том, что старина Сомоса всегда готов впасть в чрезмерное преувеличение. Становится понятным, почему нам кажется явным преувеличением его заявление о том, что Гойя был "одним из самых вспыльчивых людей в Европе".

Таким образом, можно не принимать в расчет и другое свидетельство Сомосы, когда он говорит, что Гойя чуть не убил Менгса за то, что тот однажды взялся править его картину. Менгс появляется в Мадриде лишь спустя несколько месяцев после начала работы Гойи над картонами для гобеленов. По-видимому, ранее он не знал Гойю, и уж совсем ему было ни к чему заниматься его картинами.

Не стоит удивляться тому вольному обращению с истиной, которое позволяет себе Сомоса. Ведь в одном из стихотворений, посвященных любимому им пейзажу, месту, которое он посещал множество раз и которое помимо всего прочего было главным из поместий, доставшихся ему по наследству, он делает из него нечто столь невероятное, что его издатель и биограф Ломба-и-Педраха, вынужден сообщить следующее: "Поэт причудливо преображает воспеваемую им природу. Тот, кто бывал в Пескаруэле и видел этот прелестный и тихий уголок природы, где тоненькая ниточка воды, стекая по каменистым уступам, образует то, что поэт именует водопадом, будет потрясен картиной, нарисованной Сомосой. В действительности там нет ни озера, ни шумных водопадов, ни топей и ничего такого, что хоть отдаленно походило бы на горные пропасти, а среди колючего кустарника там никого не поджидает затаившийся волк, и низвергающийся водопад не смешивает свои воды с бьющим у подножия источником. Все это красивый и ловкий обман"**.

Эти люди были убеждены в том, что все нуждается в преувеличении. Так родилась и легенда о Гойе.
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея