ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

8

когда говорю о необходимости вообразить себе Гойю, имею в виду не измышление тех или иных событий его жизни, а лишь вторжение в сферу возможного. Человек — это, прежде всего, система, сочетающая возможное и невозможное, долг историка — постичь данную систему.

Перед нами одна из "черных картин" Гойи. Она состоит из мазков, нанесенных человеческой рукой. Рукой водит определенное намерение, каждый мазок — средство достижения некой цели. Понять сочетание мазков — значит понять намерение автора. Зритель, глядя на полотно, пытается разгадать замысел художника. В исследованиях, посвященных Гойе, подобные догадки выдвигаются безответственно, необдуманно, неоправданно, поэтому неизбежно носят случайный характер. Авторы зачастую и сами не очень верят в свои предположения*.

Чтобы понять Гойю, мы должны, посмотрев на его картину, затем отвернуться и начать отбор и выбраковку гипотез.

Что это было? Грубая шутка, которой Гойя хотел смутить зрителя? Порождение помутившегося ума шестидесятилетнего сифилитика? Odium professionis**, неприязнь к красотам в живописи или стремление попрать любое искусство? А может быть, причудливая исповедь, свидетельствующая об остром и ясном осознании трагедии человеческого бытия?

Из этих многочисленных предположений в конечном счете следует оставить только одно и придерживаться его или придумать что-нибудь новое.

Конечно, данный пример не типичен для истории живописи. Однако он позволяет с предельной силой вскрыть нечто, имеющее отношение к любому произведению искусства. А именно: всякая картина, которая что-либо "выражает", неоднозначна. Неоднозначен знак, таящий одновременно множество смыслов. Вот почему недостаточно увидеть знак, посмотреть на картину. Их необходимо интерпретировать, то есть, отбросив все ложные значения, оставить одно, которое и будет истинным. Для этого необходимо определить, каково было намерение художника, а так как последнее есть не что иное, как событие его жизни, мы обречены постоянно возвращаться к человеческому измерению его бытия. Другого выхода нет. Любой, даже малейший, штрих отбрасывает нас от полотна, стены, доски, листа бумаги в призрачную сферу человеческого существования. Лишь вернувшись оттуда, мы можем вновь взглянуть на картину и, может быть, понять, что хотел "сказать" автор. Жизнь художника — это грамматика и лексика, изучив которые мы сможем безошибочно прочесть его творения.
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея