ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

13

великий живописец, неумело водящий кистью по полотну. Резкий, порывистый, "первобытный" нрав Гойи достался ему от земляков, которым часто не хватало так называемого хорошего воспитания, проявляющегося в умении сдерживать себя и обуздывать свои порывы. Но все это не дает оснований сочинять легенды об этаком искателе приключений, своенравном и безрассудном. В Сарагосе он занимается тем же, что и другие молодые художники: копит деньги на поездку в Рим. Его первые работы в церквах Сарагосы — это работы мастерового, одаренного, но малоискусного, работы ремесленника, которому еще нечего сказать. Творческая жизнь протекает вяло, что вполне соответствует косному духу времени, и лишь влияние Дж. Тьеполо, подобно дуновению ветра, слегка оживляет ее.

Важно отметить, что формирование Гойи-художника протекало довольно медленно: светлая голова — это не о нем. К моменту переезда в Мадрид и началу работы над картонами для гобеленов он еще не создал ничего такого, что хотя бы отдаленно напоминало нам того Гойю, которого мы знаем.

Его всегда изображали человеком, творящим из самых глубин затаенного внутреннего одиночества, подобно источнику, пробивающемуся из тайных земных недр. Я бы осмелился спросить у историков искусства, достаточно ли оснований для подобных суждений? Пронизанные "вечностью" "черные" картины, отдельные серии гравюр, все работы последних двадцати лет его долгой жизни крайне осложняют любую попытку осмыслить реальную жизнь Гойи — художника и человека. Так, в самом решении Гойи переехать в Мадрид и начать работать для шпалерной мануфактуры под началом Менгса я усматриваю проявление совершенно иной грани его натуры.

В картонах начинает проявляться тот Гойя, которым он, безусловно, мог и должен был стать. И именно тогда, впервые в жизни, он соприкоснулся с давлением замкнутой и вполне определенной среды: с миром знати, более того, знати придворной. Гобелены предназначались для королевских покоев; фабрика принадлежала короне; управлял ею придворный художник. Случилось так, что неотесанный парень из Фуэнтетодоса и Сарагосы неожиданно пришелся здесь ко двору, более того, в этом общем потоке и рождается его поистине самобытное дарование. Четырнадцать лет спустя, в 1790 году, он окажется тесно связанным с аристократическими кругами, завяжет дружбу с умнейшими людьми своего времени. Здесь царит иная атмосфера, совсем не та, что при дворе: людей этого круга волнуют другие проблемы, тревожат "новые идеи". Гойя переживает новый взлет: дремавшие в нем силы пробуждаются и приходят в движение. Еще через пятнадцать лет, когда Испания будет переживать последствия Французской революции, Гойя, уже в третий раз, окунется в совершеннодругой мир, и, несмотря на преклонные годы и глухоту, он вновь станет для Гойи источником неисчерпаемого вдохновения. Все это приводит нас к мысли о том, что мы имеем дело с человеком необычайно чувствительным к своему
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея