ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

3

свободное население метрополии и колоний. О церкви было сказано только то, что католичество остается государственной религией.

Как видно, байоннская конституция была очень осторожной и основу ее составили те самые реформы, которые продолжали дело «просвещенной монархии» Карла III и которых в 1797—1799 годах тщетно домогались испанские ilustrados. Грандов и князей церкви она не отпугивала — за исключением разве только самых твердолобых (соображения о том, что трон королевства займет чужеземец, их не смущали — ведь Испанией два с половиной века правили чужеземцы Габсбурги и чужеземцы Бурбоны; причем последние были посажены на испанский престол стараниями и оружием Людовика XIV, так же как нынешний король из династии Бонапартов должен был водвориться в Мадриде стараниями и оружием Наполеона), буржуазии она обещала явные преимущества, у ilustrados вызвала надежды, что теперь-то и произойдет долгожданное обновление нации. Возникла партия сторонников новой династии — так называемых «офранцуженных» (afrancesados), или «хосефинистов» (josefinos), в которой видную роль стали играть как раз бывшие ilustrados, в том числе Уркихо, — теперь премер-министр Хосе I.

Впрочем, не все из них поддались сладким обещаниям императора и его ставленника. Когда летом Жозеф предложил только что освобожденному из майоркского заточения Ховельяносу портфель министра внутренних дел, тот отказался и позже возглавил левое крыло новой, теперь уже антифранцузской хунты в Аранхуэсе. Там же в роли секретаря хунты оказался и поэт Кинтана, писавший яростные антифранцузские прокламации и оплакивавший в своих стихах судьбу Испании, которая прежде простирала над миром «свой золотой скипетр»:


«Теперь она в бесчестье утопает, На
волю чужеземцам отдана;
Невольницей на рынке ожидает
Позор цепей и рабского ярма»


Так произошел раскол в стане былых ilustrados.

Но все это происходило, так сказать, в «верхах» нации, на уровне ее писаной истории, до сих пор мало бравшей в расчет то, что как инертная масса существовало «внизу». И когда все там «наверху» — в Байонне, в Испании, в союзных или вассальных по отношению к Франции и даже во враждебных ей странах —- поверили, что испанское дело завершено к вящей славе дома Бонапартов, когда русский посланник передавал Наполеону и Жозефу личные поздравления Александра I, а прежние пиренейские властители разъезжались в отведенные им французские резиденции (вновь воссоединившиеся Карл, Мария Луиса и Годой — в Компьен, Фердинанд, его брат дон Карлос и дядя дон Антонио — в замок Балансе под надзор Талейрана), в это самое время плотный занавес «высокой» историй Испании внезапно разорвался в клочья и за ним обнаружилась озаренная заревом всеобщего восстания сцена, где действовали силы ее «интраистории».

Этого не ожидали, так как еще совсем недавно самые широкие слои испанского народа готовы были встречать французов с распростертыми объятиями10 — как союзников, как тех, кто освободит их от власти «колбасника», кто поможет молодому дону Фернандо. Но французы нарушили союз, помогли бежать Годою и изменнически захватили Фердинанда. Волнения начались в Мадриде, когда по городу разнеслись слухи о том, что во Францию увозят других инфантов — и 2 мая 1808 года столица восстала. В остальных частях страны восстание началось спустя три недели, после подавления мадридской инсуррекции.

Первой поднялась Астурия — древний оплот Реконкисты. 25 мая астурийская хунта объявила войну Наполеону, призвала все города и провинции королевства следовать своему примеру и обратилась за помощью к еще совсем недавнему и, надо сказать, традиционному врагу — Англии, которая посылает в Астурию оружие, а в Португалию против Жюно —- экспедиционный корпус под командованием Артура Уэлслея (будущего герцога Веллингтона). Тогда же поднялись Валенсия — центр бывшего Валенсий-ского королевства, Сарагоса — столица Арагона, Севилья — столица Андалусии. Се-вильская хунта провозгласила себя верховной хунтой Испании и Индии. 6 июня — в тот самый день, когда в Байонне вельможи Испании присягали Жозефу, — она объявила войну Наполеону. Бездействие заболевшего, а может быть, еще и разоча-
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея