ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

5

Но этот очищающий огонь горел недолго. Вскоре его заменило иное пламя — чадящее и страшное. Неистовый в своем гневе народ, истребив изменников и отбросив французские войска, оказался совершенно неспособным — во всяком случае, на первом этапе национальной войны — к чему-либо иному, кроме как к восстановлению былых, французами нарушенных порядков. «В целом, — отмечал Маркс, — движение, казалось, было направлено скорее против революции, чем за нее. Будучи национальным, поскольку оно провозгласило независимость Испании от Франции, оно было в то же время династическим, так как противопоставляло «возлюбленного» Фердинанда VII Жозефу Бонапарту, — реакционным, так как противопоставляло древние учреждения, обычаи и законы рациональным новшествам Наполеона, — суеверным и фанатичным, так как противопоставляло «святую религию» так называемому французскому атеизму, или уничтожению особых привилегий римской церкви... Всем войнам за независимость, которые велись против Франции, свойственно сочетание духа возрождения с духомреакционности, но нигде эта двойственность не проявлялась так ярко, как в Испании» 14. Народ Испании, — продолжает Маркс, — «был до того проникнут сознанием своей (политической. — В. П.) беспомощности, что инициативу он проявлял только в том, что принуждал высшие классы к сопротивлению французам, вовсе не претендуя на участие в руководстве этим сопротивлением» 15. Осуществив свое право мятежа против дурных правителей-изменников и проявив здесь чудеса энергии, подобной французской энергии «89-го» или даже «93-го года», он затем действовал совсем противоположным образом — тут же передавая руководство представителям высших сословий старой Испании, настроенным против французов. Но то в подавляющем своем большинстве были как раз самые реакционные и твердолобые сторонники феодализма и инквизиции. Они-то и возобладали в новом национальном правительстве Испании — в так называемой Центральной хунте, впервые собравшейся 25 сентября 1808    года в Аранхуэсе.

Если возникшие летом 1808 года в чрезвычайных условиях общенародного восстания провинциальные хунты нередко действовали весьма радикально — открывали доступ к власти и командованию выходцам из непривилегированных сословий, вводили налоги на богатых и даже покушались на церковное имущество, то Центральная хунта не только отменила байоннскую конституцию Жозефа, но и объявила «своеволием» и «ересью» все демократические начинания местных патриотических властей. Незыблемость прав дворянства, церкви, инквизиции была подтверждена (Хунта одним из первых своих актов назначила нового великого инквизитора). Курс, принятый Центральной хунтой, был таким, что даже английское правительство тори в ноте от 20 июля 1809    года протестовало против всех этих действий «в опасении, как бы они не подорвали энтузиазм общества» 16. Хунта парализовала революцию как раз тогда, когда,после побед над французами, та могла достичь своей кульминации; она «повисла мертвым грузом на испанской революции, она фактически действовала на руку контреволюции. ..». «Ее правление ознаменовалось рядом позорных поражений, уничтоже нием испанских армий и, наконец, превращением регулярных военных действий в отдельные операции герильи» .

Хунта лишила национально-освободительную войну революционных целей, которые не могли возродиться, пока она существовала и правила. Лишь после ее бесславной самоликвидации в 1810 году и созыва кортесов в Кадисе положение вновь изменилось к лучшему. Но до того оно непрестанно ухудшалось, а народная война, располагая одними только клерикальными и монархическими лозунгами, взамен первоначальной революционности приобрела все черты и признаки гигантской Вандеи — столь же зверской, сколь и беспросветно реакционной.

Наконец, с высадкой на полуострове английских армий положение еще более осложнилось, поскольку англичане вовсе не пеклись об испанской свободе — скорее, наоборот, всячески старались подвести дело так, чтобы испанцы — давние их враги и не столь уж надежные нынешние союзники — оказались к концу войны максимально ослабленными и неспособными к самостоятельному решению своей судьбы.

Со своей стороны бонапартистские газеты изображали восстание испанского народа против новой власти и байоннской конституции как «результат козней и подкупов со стороны Англии, пользовавшейся поддержкой монахов и инквизиции» 18. А премьер-министр короля Жозефа Уркихо предрекал, что при нынешнем положении единственным результатом испанских побед будет «восстановление прежнего варварства».
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея