ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

2

шинство прежде колебавшихся ilustrados приняло теперь сторону наполеоновского ставленника во имя провозглашаемых им антифеодальных и антиклерикальных реформ. Среди последних были едва ли не все ближайшие Гойе люди, и все они высоко поднялись в администрации Жозефа.

Леандро Фернандес де Моратин был награжден Жозефом только что учрежденным Орденом Испании, а в 1811 году назначен Генеральным директором и Смотрителем библиотек королевства. Актер Исидоро Майкес, увлеченный примером Тальма, про должает обновлять по французскому образцу мадридский королевский театр, где сам играет главную роль в «Тамплиерах» Ренуара. Мануэль Сильвела, входивший в кружок Моратина, стал сначала мэром Мадрида, а после — алькальдом королевского двора, и Гойя написал тогда его портрет2. Хуан Антонио Льоренте — «испанский Вольтер», как его называли, в декабре 1808 года готовил декрет об упразднении инквизиции и был тут же назначен хранителем ее конфискованных архивов с обязательством написать историю этого страшного учреждения. Дело это, видимо, продвигалось столь успешно, что 20 сентября 1809 года Льоренте был награжден командорской звездой Ордена Испании, с которой вскоре после того и был запечатлен Гойей3. Среди afranИл.    cesados оказались и родичи художника — богатые негоцианты из клана Гоикоэчеа, издавна связанные с бордоскими купцами; один из них — Хуан Батиста де Гоикоэчеа—был также награжден Жозефом'Бонапартом4. Широкое распространение среди afrancesados получает масонство.

Гойя вел себя иначе, чем его друзья и близкие, но и не фрондировал. 15 июня 1809 года он присутствовал на торжественном акте в Академии Сан Фернандо по случаю введения в должность нового протектора — маркиза де Альменара. Однако не сделал решительно ничего, чтобы вернуть себе звание первого придворного живописца, и таковым стал при короле из династии Бонапартов Мариано Маэлья.

25 октября 1810 года Гойе поручили официальное и ответственное дело — вместе с Маэльей и Наполи отобрать 50 испанских картин для музея Наполеона. Но художник повел его так, что в Париж отправились либо третьестепенные картины, либо даже копии, что вызвало неудовольствие императора. В конце 1812 года была сформирована другая комиссия во главе со специально прибывшим директором музея Наполеона Виван Деноном, чтобы отобрать другие полотна — «более высокого качества» 5. В нее Гойя уже не входил. Впрочем, тот «саботаж» сошел ему с рук совершенно безнаказанно, быть может, потому, что художник вольно или невольно угодил Жозефу, вовсе не заинтересованному в разграблении испанских художественных сокровищ; 11 марта 1811 года Гойя был даже награжден Орденом Испании, который, однако, не носил.

Впоследствии, во время уже упомянутого «очистительного процесса», он мог сослаться и на столь патриотично проведенное дело с картинами, и на то, что официально не служил Жозефу, и на то, что не носил «баклажана» (так прозвали испанцы учрежденный королем-«втирушкой» орден). Свидетельствовавшие по этому начатому 4 ноября 1814 года процессу говорили то же самое ft еще того больше6. Так, судья королевского двора дон Гонсало де Вильчес утверждал, что «несмотря на свой возраст, расшатавшееся здоровье и многочисленные долги он (Гойя) не только не претендовал, но всячески сопротивлялся предложениям, которые были ему сделаны, предпочитая лучше терпеть нужду, чем служить названному правительству». Другой свидетель, занимавший официальный пост при Жозефе, показал, что от Гойи «не поступало никаких ходатайств о пенсии или плате и что он не домогался Королевского Ордена Испании». Далее был допрошен книготорговец с Calle de Carretas, и в протоколе было записано, что «Гойя не служил правительству короля-«втирушки», не полуал ни платы, ни пенсии от него, и, напротив, названный Франсиско Гойя с большим патриотизмом отдавался делу защиты Нации; в публичных и частных разговорах, которые слышал свидетель, он всегда выражал ненависть к названному правительству и положительно влиял на добрых испанцев. Этот свидетель также настаивал на том, что Гойя никогда не носил названного ордена и не общался с привилегированными лицами из названного правительства, и он был всегда уважаем добрыми испанцами, как любящий свою Нацию». Дон Фернандо де ла Серна свидетельствовал, что с «приходом врагов в столицу Гойя жил, уединившись в своем доме и в мастерской, занятый живописью и гравюрой, оставив большую часть лиц, с которыми прежде общался; и сделал это, не только не боясь навлечь на себя нужду и ненависть других, до
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея