ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

4

татов, получивших прозвище «сервилей» (раболепных) в отличие от сторонников испанской свободы, впервые получивших тогда прозвище «либералов». 19 марта 1812 года конституция, утверждавшая парламентскую монархию при «верховном суверенитете нации», была наконец торжественно провозглашена. 22 февраля 1813 года либералы одержали еще одну победу—был принят закон об упразднении инквизиции, которому яростно сопротивлялись испанские клерикалы во главе с папским нунцием Гравиной.

Но затем Гойе пришлось наблюдать нечто совсем другое—рост сил реакции, поднявшей голову сразу после освобождения страны, а особенно —после возвращения в Испанию 24 марта 1814 года отпущенного Наполеоном Фердинанда VII; последовавшую 4 мая отмену конституции и всех указов кортесов; их закрытие 10 мая; аресты либералов, преследования их сторонников, торжество самого дикого самовластия, восстановление инквизиции. На рубеже 1814—1815 годов он, как и множество других испанцев, должен был пройти через унизительную процедуру «очистительного процесса», а в мае 1815 года держать ответ перед мадридским трибуналом инквизиции.

Пять лет длилось чудовищное царствование Фердинанда, пока 1 января 1820 года восстание астурийского батальона под командой Рафаэля Риэго не положило начало новой—второй по счету—испанской революции. Гойя стал свидетелем мадридского восстания 7—9 марта, когда народ громил Главное управление инквизиции; 8 апреля он впервые за долгие годы явился на торжественный акт в Академии Сан Фернандо, чтобы присягнуть восстановленной конституции. Но через три года ему пришлось стать свидетелем другого: 23 мая 1823 года в Мадрид вступили французские солдаты из экспедиционного корпуса Священного Союза и испанские реакционеры, объединившиеся в «армию веры»; 7 ноября на Ячменном рынке казнили Риэго; 13 ноября в столицу вернулся жаждущий мести Фердинанд. В это время Гойе пришлось скрываться у одного из своих друзей, чтобы избежать гибели. . .

Почти все это в той или иной мере отразилось в окончательной редакции «Де-састрес». Все это постепенно наслаивалось на какое-то первоначальное ядро серии, выявить которое было бы тем более соблазнительно, что ныне для этого есть уже достаточно данных.

Еще Кардерера в 1836 году отметил, что в «Десастрес» только часть офортов имеет отношение к войне и выполнена в духе документального свидетельства о виденном, тогда как другая часть, серию замыкающая, представляет собой образы обобщающего свойства, результаты размышлений о послевоенных судьбах Испании и имеет такой же философский характер, как былые «Капричос»8.

Сам художник, озаглавливая комплект Бермудеса, подчеркнул его в основном двухчастный состав: первая часть представляет «кровавую войну против Бонапарта» и ее «роковые последствия», вторая—«другие возвышенные Капричос». Обозревая серию, видишь, что деление это в целом проведено последовательно и ясно: офортом 64 кончается первая часть, отразившая события 1808—1813 годов, с офорта 65 начинается вторая, и все, что в ней запечатлено, имеет несомненное отношение либо к событиям первой испанской реставрации (1814—1819), либо ко второй испанской революции (1820—1823).

Впрочем, и в первой части серии в ее окончательном виде встречаются офорты, которые по своему стилю, методу и смыслу могут быть также отнесены к «другим возвышенным Капричос». Это лист 1 — «Печальные предчувствия того, что должно произойти», 40 — «Что-нибудь получится» и 42—«Все взбунтовались». Достаточно позднее происхождение «Печальных предчувствий», очевидно, —это изобразительный титул серии, обобщение уже реализованной в ней идеи... Гораздо более ранним временем следует датировать лист «Все взбунтовались», который почти наверняка отразил события, связанные с борьбой кадисских кортесов за уничтожение инквизиции, победно завершившейся к середине 1813 года (подробнее об этом—в гл. IV). Ко второй половине 1813 года можно отнести офорт 40 — «Что-нибудь получится», олицетворяющий Испанию, которая наконец-то опрокидывает и душит голыми руками чудовище войны.

С другой же стороны, принадлежность офортов 1,40 и 42 к «другим возвышенным Капричос» подтверждается одним очень существенным обстоятельством. Томас Харрис впервые произвел любопытнейшую классификацию серии по размерам офорт-
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея