ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

5

ных досок9, выяснив при этом, что все традиционно считающиеся «другими Кап-ричос» и, значит, выполненные после 1820 года листы, кроме одного,— № 69, награвированы на стандартных пластинах размером 175X^20 мм (с минимальными, не превышающими 5 мм отступлениями в сторону увеличения или уменьшения). Но на таких же и, следовательно, относящихся к той же партии пластинах выполнены также №1, 40, 42, а кроме них еще № 8, изображающий паническое бегство французов (не намекает ли здесь Гойя на их окончательный разгром в битве при Витории 21 — 22 июня 1813 г. ?), № 28 и 29, изображающие зверские расправы испанцев над afrancesados, 45 —«Это тоже» (беженцы) и 62 —«Ложе смерти» (сцена времен голода в Мадриде 1811-1812 гг.).

По стилю (да отчасти и по смыслу) все они занимают как бы промежуточное положение между основной массой офортов, посвященных «кровавой войне» (№ 2—7, 9—27, 30—39, 41, 43, 44, 46—61, 63, 64), и собственно «другими возвышенными Капричос»10. И если первая группа офортов может быть датирована между 1810 и 1813 годами, а вторая—между 1820-м и 1823-м, то эти эстампы появились еще до 1820 года—большей частью во времена Реставрации.

Харрис установил также, что до того Гойя пользовался еще одной партией стандартных досок, но меньших размеров, чем те, на которых гравировались «другие Капричос» и примыкающие к ним (по размерам доски) офорты. Размер их — 155x205 мм (опять-таки с легкими отступлениями). Это все офорты, посвященные мадридскому «голодному году» (кроме № 62) и, значит, выполненные не ранее 1812 года, но и не позднее 1813-го; ряд наиболее неистовых военных сцен и уже упоминавшийся лист 69, составляющий исключение среди «других Капричос». Всего же их 34—№ 2, 4, 5, 7, 9, 31-39, 43, 46—61, 63—64 и 69. По мнению Лафуэнте Ферра-ри, офорт 69 символизирует собой окончание «кровавой войны»11, а П. Гассье пишет, что лист этот, «возможно, был предназначен для того, чтобы завершить серию сцен войны и голода», и появился еще до того как художник перешел от них к последней части своей серии, к «другим Капричос»12 (куда этот офорт был перенесен лишь с течением времени).

Третья группа—офорты № 3, 6, 10—27, 30, 41 и 44 (всего 23)—гравировалась на нестандартных досках—разнокалиберных, то больших, то совсем маленьких, то слишком вытянутых (№ 24 выполнен на доске размером 168x260 мм), то почти квадратных (№15 выполнен на доске размером 141x168 мм), подчас плохо отшлифованных и даже побывавших уже в употреблении. Последнее относится к № 13 («Горькое присутствие») и № 15 («И нет спасения»), награвированных на обороте разрезанной пополам пластины, на которой был сделан в 1802 году уже знакомый нам «Пейзаж с водопадом», а также к № 14 («Труден шаг») и 30 (Следы войны»), награвированных на обороте также разрезанной доски «Пейзажа с замком и склоненными деревьями». Что побудило Гойю пожертвовать собственными своими работами? (Заметим также, что, видимо, тогда же исчезли доски к офорту «Сон Лжи и Непостоянства» и акватинте «Спящая узница».) Только одно, отвечает Харрис, только нехватка материалов в оккупированном французами Мадриде 1810—1812 годов. Для будущих своих «Десастрес» художник вынужден был пользоваться тогда всем, что попадалось под руку. Он шел даже на то, чтобы зачищать доски прежних своих произведений или гравировать на обороте их, отлично сознавая, что все это неизбежно отразится на качестве новых его офортов13. Конечно, к уничтожению прежних работ Гойя приступил в последнюю очередь, и потому офорты № 13, 14, 15, 30 следует датировать более поздним временем, нежели все другие из этой группы, и отнести их ориентировочно к рубежу 1811 — 1812 годов. В ту же группу офортов, гравированных на нестандартных, «случайных» досках, входят и датированные самим Гойей 1810 годом №20, 22 и 27.

Обращает на себя внимание еще и тот факт, что почти все из двадцати трех офортов этой группы являются подписными (исключение составляют лишь офорт № 3 и офорт № 14; последний—из тех четырех листов, что были выполнены на оборотах пейзажных досок 1802 г.)—как будто художник еще допускал возможность их разрозненного существования14. Наконец, и по содержанию своему, и по своим интонациям, и по ощутимым связям с образами, волновавшими Гойю в живописи и рисунках 1809—1811 годов, группа эта должна рассматриваться в качестве исходной части серии.
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея