ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

16

Гойя оставил за пределами своей серии как отдельные испанские успехи, относившиеся преимущественно к летней кампании 1808 года, так и вообще любые военные кульминации испанской эпопеи. Он начинает исходную часть «пра-Десастрес» с того момента, когда сопротивление испанцев было, как казалось, окончательно сломлено. Последние его секунды запечатлены на листе № 9: молодой испанец сбит с ног, его сабля валяется рядом, французский гренадер занес над ним свой клинок, а присутствующие при этом женщины умоляют разгоряченного боем вражеского офицера о пощаде. Но, как впоследствии прокомментирует эту сцену Гойя, для пощады «уже нет времени» («Ja no hay tiempo»). Побежденный мужчина будет убит, а женщины станут добычей разнузданных победителей, что и изображено в левой части листа.

Обрамляют девятый офорт листы 7 и 8, 10 и 11, из коих три (№ 7, 8, 11) точно датированы 1810 годом, а четвертый (№ 10), перекликающийся с известным нам «Пожаром» (1808—1809), также может быть отнесен к числу самых ранних в серии — с них она и начиналась. Все вместе эти пять офортов составляют своего рода экспозицию основных тем первой части «пра-Десастрес»: сломлены последние очаги сопротивления, и мужчин убивают, а женщин насилуют (№ 9); на нолях отшумевших сражений на фоне искалеченных деревьев и опустошенных селений остаются только раненые и груды трупов (№ 8, 7); уцелевшие мирные жители спасаются бегством — «убегают сквозь пламя», а мортусы поспешно исполняют дело последнего «милосердия», сваливая в могилы раздетых мертвецов (№ 10, 11). Далее эти темы получают развитие. Вот диптих, посвященный раненым (№ 12, 13).

Их второпях выволакивают из развалин — кого на носилках, а кого и так просто, за руки и за ноги, взяв в охапку или вниз головой поперек туловища, не задумываясь над их страданиями, но все же спасая. «Они могут еще послужить» — подпишет этот лист. «Эти тоже» — прокомментирует он изображение госпиталя, где под низкими сводами, в смрадном сумраке жизнь вступает в неравную борьбу со смертью: в центре самыми примитивнейшими средствами делают операцию; слева виден человек, забывшийся тяжким сном, и другой, достаточно сильный, чтобы самого себя перевязывать; справа на полу в агонии разметался умирающий, а в глубине выносят, накрыв простыней, того, кто никому и ничему уже не сможет послужить. Вот триптих (№ 14—16), где в обрамлении новых нагромождений трупов испанцев — одних совершенно обобранных и уже смердящих, других — только что перебитых (заметим, что среди них почти нет людей в военной форме; это ополченцы 1808—1809 годов, погибшие, так и не успев получить мундиров) — появляется еще один караван беженцев, покинувший виднеющееся у горизонта селение. Они напу
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея