ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

41

Лорка выдвинул положение о существовании трех типов искусства: об искусстве, вдохновленном «ангелом», вдохновленном «музой)) и вдохновленном «дуэнде», то есть — «невидимкой)), «домовым», беспокойным «бесом». Последний тип, по мнению поэта, свойствен преимущественно Испании, народ которой издавна почитает высшим творчеством то, которое вершится «с помощью дуэнде» (con duende), вершится в состоянии некой одержимости, взламывающей границы искусства, опрокидывающей любые каноны, заставляющей страдать и художника и зрителя (читателя, слушателя).

«Я называю «дуэнде» в искусстве тот непостижимый ток, который является солью искусства, его корневой системой, чем-то вроде штопора, который проникает в глубину чувств аудитории». Дуэнде «любит край пропасти, любит ранить», «его влечет туда, где формы распластываются в стремлении более высоком, чем их видимое выражение. ..». А «вся сила дуэнде, доставшегося нам от классической древности, взрывается в бое быков, высоком празднестве, отражающем величие чувств, культуру и тонкую чувствительность нашего народа, когда в человеке открывается вершина его гнева, горечи и плача. В испанском танце или в бое быков никто не ищет развлечения: дуэнде, поставив драму живого тела, позаботился, чтобы мы страдали...».

По-видимому, никакое научное определение не может быть адекватным тому, что вполне ясно каждому испанцу, когда при нем скажут: «Это происходит при посредстве дуэнде...» Но вот приводимый Лоркой пример превращения искусства, руководимого «музой», в искусство, одержимое «дуэнде», — делает неуловимое и точно не определимое по крайней мере зримым.

«Однажды андалузская певица Пастора Павон, по прозвищу «Девушка с гребнем» — сумрачный испанский гений, равный по силе фантазии Гойе или Рафаэлю Эль Гальо,— пела в одной таверне Кадиса. Она играла своим грудным голосом, тягучим, как расплавленное олово, мягким, будто утопающим во мху; она гасила его в прядях волос, окунала в мансанилью, уводила его в далекие угрюмые заросли. Но все было бесполезно: слушатели молчали.

.. .Пастора Павон закончила свою песню при полном молчании. Только какой-то человек, похожий на тех резвых чертенят, что вдруг выскакивают из водочной бутылки, саркастически произнес тихим голосом: «Да здравствует Париж!» — как бы говоря: здесь не нужны ни способности, ни техника, ни мастерство. Нам нужно Другое. Тогда «Девушка с гребнем» вскочила в бешенстве, волосы ее спутались, как у средневековой плакальщицы, она залпом выпила стакан огненной касальи и снова запела — без голоса, без дыхания, без оттенков, обожженным горлом, но... с дуэнде. Ей удалось смести все украшения песни, чтобы проложить дорогу яростному, огнедышащему дуэнде, побратиму песчаных бурь, который заставил зрителей рвать на себе одежды почти так же, как рвут их, столпившись перед образом святой Варвары, антильские негры.

Пасторе Павон пришлось сорвать свой голос, потому что она знала: ее слушает взыскательная публика, и этим людям нужна не форма, но самый нерв формы.. . Певице пришлось отказаться от своих испытанных приемов, то есть прогнать музу и остаться без защиты, чтобы явился дуэнде и удостоил ее рукопашной схватки. Но как она пела! Голос ее уже не играл, голос ее стал потоком крови, бесподобным в своей искренней муке...»48.

Точно так же, чтобы явились «пра-Десастрес», Гойе пришлось «прогнать музу», «сорвать голос», обратить его «потоком крови..,». То же самое делал он отныне и в своей живописи.
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея