ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

3

ВТОРАЯ РЕДАКЦИЯ «КАПРИЧОС». «ВРЕМЯ, ИСТИНА, ИСТОРИЯ»

И я еще раз заглянул в холодную ночь человечества. ..
Гёльдерлин
Развитие Гойи-романтика протекало стремительно и уплотненно. Догнав в 1798 году более молодых основоположников энтузиастического романтизма и даже превзойдя их, он уже одновременно с большинством из них испытал те тревоги и разочарования, которые постигли ранних романтиков к концу 1790-х — началу 1800-х годов.

Ранний романтизм слишком высоко воспарил на крыльях энтузиазма, слишком многого ждал от перестройки мира, начатой Французской революцией и всего, что она за собой повлекла в других странах. Но к концу 1790-х годов стала и на расстоянии различима далекая от идеальности действительность Директории, а распространение обновляющих волн вокруг Франции все более замедлялось, если даже не обращалось вспять. К концу 1798 года в Европе составилась вторая монархическая коалиция. Реакционные силы вновь поднимали голову и в Испании. 15 августа 1798 года испанскому Просвещению был нанесен первый удар — отставка, а потом и ссылка Ховельяноса. Пострадали и некоторые друзья опального министра — в том числе поэт Мелендес Вальдес, сосланный 27 августа в Медина дель Кампо (там он оставался до апреля 1801 г.). Сааведра потерял пост премьер-министра, который занял Мариано Луис де Уркихо4, но до 21 февраля следующего года еще сохранял портфель министра юстиции, перешедший к нему от Ховельяноса5. Прошлое Испании переходило в контрнаступление, а «французское солнце» светило теперь сквозь тучи, да и свет его был неверен, замутнен, странен...

Естественно, что и в творчестве Гойи после высокого подъема времен Сан Анто-нио проступила смущенность духа.
Ее он воплотил еще осенью 1798 года в портрете своего единственного помощника при росписи Сан Антонио — валенсийского живописца Асенсио Хулиа (собрание Тиссена-Борнемиса). В облике этого маленького человечка,  почти раздавленного тяжелыми конструкциями лесов, еще загромождавших интерьер Сан Антонио, ощутимы смятенность и томление, сочетающее порыв с чувством собственной слабости, малости, уязвимости. Вот воплощение романтической утраты равновесия. Есть что-то родственное в этом образе испанца эпохи первых разочарований 1798 года с луврским «Автопортретом» Давида, написанным вскоре после 9 Термидора (27 июля 1794 г.) в тюрьме, в ожидании возможного суда, изгнания или казни, в трагическом недоумении и внутренней дезориентированности.

Еще острее коллизия человека и помраченной действительности проступила в спешно написанной в декабре 1798 года картине «Взятие Христа под стражу» (Толедо, соборная сакристия) — зловещей ночной сцене, чья композиция напоминает офорт «Tragala perro» из «Капричос» (№ 58), а ситуация прямо противоположна чуду св. Антония — это вновь по-звериному оскалившаяся реальность. И как знать, не воспользовался ли Гойя этим старым, полученным девять лет назад да так и не выполненным тогда заказом Толедского капитула, чтобы выразить свои чувства по поводу судьбы своего друга, опального ныне Ховельяноса. Во всяком случае, теперь у него нашлось время для исполнения такого заказа.
В новой ситуации стало неизбежным и возвращение к «Капричос» — прежний ликующий финал этой серии больше не мог удовлетворять художника.

Как уже говорилось выше, переделывать готовый комплект из 72 листов Гойя не имел времени. Да в том и не было нужды. Следовало лишь изменить и усложнить финал серии, к которому он и обратился, представив 6 января 1799 года «Взятие Христа под стражу» в Академию. Видимо, тогда-то 72 (прежде финальный) офорт «Капричос» получил свое нынешнее название — «Тебе не уйти», опровергающее его изобразительный смысл, и уже совсем горький комментарий: «Конечно, не уйдет та, которая сама хочет быть пойманной». Офорт этот с таким саркастическим смысловым оттенком становится теперь первым в новой «главе» серии, образованной еще восьмью наскоро изготовленными (а может, отчасти и раньше имевшимися, но не пошедшими в дело) листами6. Они рассветны по освещению (и тем самым контрастируют с остальными четырьмя разделами «Капричос»), но действие рассвета в них

 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея