ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

страница 2

сийские отряды. Даже кадисские кортесы, чьи депутаты при вступлении в свои обязанности давали присягу охранять католицизм как единственную религию испанцев, далеко не сразу осмелились затронуть эти старые и больные вопросы.

Все же к концу 1810 года возникают трения между испанской революционной властью и клерикалами. Сначала по вопросу о свободе печати, затем по вопросу о восстановлении Высшего совета инквизиции (Супремы) и о назначении нового Великого инквизитора взамен Арсе-и-Рейносо, перешедшего на сторону Жозефа и сложившего свои полномочия (два последних вопроса кортесы умело блокировали в 1811 г.). В конце 1811 года была образована специальная комиссия с целью выяснить, совместимо ли существование инквизиции с уже вырабатывавшейся конституцией4. Большинство ее составили сторонники реформ, которых впервые начали именовать «либералами)). Но действия их тормозили реакционеры, сами себя называвшие «фернандинесами», но вскоре получившие кличку «сервилей», то есть «раболепных», широко распространившуюся с легкой руки журналиста-либерала Эухенио де Тапиеса (Тапиес остроумно обыгрывал сходство испанского слова «servil» и латинского понятия «scr vib — «подлое существо», «быть подлым»)5.

Только после провозглашения конституции 19 марта 1812 года антиклерикальные настроения в кортесах начали приносить свои плоды, и вскоре борьба против инквизиции стала первостепенной задачей либеральных законодателей. 8 декабря вышеупомянутая комиссия представила доклад, решительно утверждавший несовместимость Св. Службы и конституции; 4 января 1813 года начались дебаты по докладу; 22 января, несмотря на яростное сопротивление сервилей, кортесы 90 голосами против 60-ти высказались за отмену инквизиции, а 22 февраля опубликовали соответствующий декрет и манифест, где, в частности, говорилось: «Ужас Инквизиции заключается даже не в ее темных и сырых тюрьмах и не в ее страшных кострах... Ужас Инквизиции в том, что она своими неизменными принципами заглушает всякую мысль, всякое движение вперед, подавляет свободную фантазию человека, убивает всякое проявление творчества, порабощает общество и низводит человека на степень животного. Она — вечно неизменная — вступила в страшное единоборство со всегда мятущимся, ищущим все нового и нового и никогда не удовлетворяющимся человеческим духом» 6.

Декрет и манифест должны были три воскресенья подряд, начиная с 7 марта 1813 года, читаться не только во всех муниципалитетах, но и во всех церквах королевства, чтобы народ мог с ними познакомиться также из уст самих священнослужителей. Однако те взбунтовались. Папский нунций в Испании архиепископ Педро Гравина направил регентам резкий протест против отмены инквизиции и привлек на свою сторону многих прелатов как в Кадисе, так и в других местах. Возникла чрезвычайно острая ситуация, которая все-таки была быстро и решительно ликвидирована кортесами: 24 апреля началось судебное разбирательство по делу кадисского викария и членов избранного капитулом проинквизиционного комитета; их обвинили в измене и заговоре, подвергли тюремному заключению с конфискацией имущества. Гравина, который по-прежнему разжигал страсти, был 7 июля 1813 года объявлен persona поп grata с предписанием немедленно покинуть пределы Испании, чему нунций подчинился только наполовину — удалился в пограничный с Португалией городок Тавиру, откуда продолжал обличать кадисских законодателей.

«Репрессивные меры правительства, — пишет известный русский историк инквизиции С. Г. Лозинский, — вызвали естественный протест со стороны духовенства, отдельные члены которого из чувства солидарности с нунцием отказывались читать в церкви декрет и манифест кортесов. ЭнеРгия правительства, арестовавшего некоторых представителей духовенства, между прочим епископа Овиедо, преодолела поставленные ему на пути препятствия, но победа эта далась ему дорогой ценой: кортесы и регентство отныне олицетворяли насилие по отношению к представителям духовенства, которое в свою очередь сделалось в глазах народа мучеником за вер), жертвой антирелигиозного фанатизма либералов» 7. С церковных амвонов последних объявляли «еретиками», обвиняя в стремлении, по примеру французов, искоренить католичество. По словам того же Лозинского, агитацией духовенства объясняются значительные потери либералов на выборах в ординарные кортесы, занявшие 26 сентября 1813 года место тех «чрезвычайных и бессмертных», которым Испания была обязана и конституцией 1812 года и отменой инквизиции.
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея