ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

страница 4

Сервили потребовали и добились ареста Гальярдо, длившегося, впрочем, недолго. С другой стороны, памфлет этот подхлестнул деятельность комиссии по проверке конституционности инквизиции, хотя в нем самом о ней почти не говорилось 17. Зато все другие проявления испанского клерикализма были подвергнуты убийственной критике.

Гальярдо отнюдь не рекомендовал себя атеистом, хотя неоднократно осмеивал легенды о всевозможных чудесах, «чьими свидетелями были многие монахи». «Оставив в стороне дела, касающиеся бога», он предлагает обратиться к «его служителям». Их Гальярдо называет «черной стаей воронов, которые готовы выклевать глаза каждому, кто видит слишком хорошо»; эти гонители Истины, враги Просвещения предпочитают, чтобы «кругом царила по-прежнему полутьма, а то и вовсе глубокая ночь». Их заботит не вера, но один только «черный интерес» — низкая корысть. Ныне служителей церкви не тревожат «боль и страдания, выпавшие на долю отчизны... Их не тревожит ничто; пусть даже весь мир охватит пламя, лишь бы оно не опалило их одежд и не повредило их имущества». Вполне в духе традиций просветительства Гальярдо нападает на монахов, обличая их общественную никчемность, их паразитизм, ханжество, лицемерие, сластолюбие. И так же в духе Просвещения он выступает против всех форм фанатизма. Фанатизм, по Гальярдо, это «телесное и нравственное заболевание», «жестокая и почти безнадежная болезнь», которая «подобна бешенству, выжигающему внутренности, в особенности тем, кто носит сутану. Ее симптомы — тошнота, судороги, бред, неистовство; на последней стадии она переходит в мизантропию, а больной мнит себя диким зверем» испытывая желание «рубить головы» и «разжечь костры, чтобы сжечь на них половину человечества». Религиозный фанатизм особенно губителен в соединении с фанатизмом политическим — они «производят больше опустошений, чем война, голод, чума и медицина, вместе взятые; укоренившись единожды, они существуют века».

Гальярдо не ограничивается критикой клерикальных основ испанского общества. Он также против феодального порядка, который полагает, что «у одних кровь.. . голубая, а у других — алая» и считает первых «сынами божьими», а вторых — «дьявольским отродьем». Проповедуя доктрину гражданского равенства, Гальярдо славит либералов как единственных подлинных сторонников свободы народа (статьи «Либералы», «Либеральные идеи»).

Как уже говорилось, «Критико-бурлескный словарь» вызвал широчайший резонанс, включая и бурное обсуждение его в кортесах 18. И хотя Кадис вплоть до 25 августа 1812 года находился в осаде, не было бы ничего удивительного, если бы издание это, отвечавшее также и антиклерикальной политике Жозефа Бонапарта, попало в Мадрид еще до его освобождения от французов. После же того — осенью 1812 года, летом 1813 года — такая вероятность возрастает во много раз.

Так или иначе, «Словарь» Гальярдо побывал в руках у Гойи, о чем свидетельствуют многие рисунки его нового альбома, известного как альбом «С», тогда как другие свидетельствуют о влиянии «Анналов Инквизиции» Льоренте и вообще всей той антиклерикальной кампании, которая на рубеже 1812—1813 годов приобрела первостепенное значение для всех испанских либералов. Невозможно представить себе, чтобы Гойя остался к ней равнодушным. Подобно тому как Гальярдо, Льоренте и другие видные испанские антиклерикалы пользовались в своих сочинениях аргументами, почерпнутыми из «Капричос», так же точно их памфлеты и исследования (равно как и общие обстоятельства 1812—1813 гг.) должны были решительным образом побудить Гойю вновь обратить свое оружие против инквизиции, монашества, религиозного фанатизма. Все это отразилось и в его рисунках, и в его офортах, и в его живописи. Но начнем с рисунков альбома «С».

При изучении этого самого большого из альбомов Гойи (он состоял по крайней мере из 133 исполненных кистью, бистром и китайской тушью, нумерованных и снабженных авторскими комментариями рисунков, из которых ныне известны 126) прежде всего возникает проблема датировки. До середины нашего столетия он считался последним из шести испанских альбомов художника и датировался ок. 1818—1824 годов. Напротив, Э« Сейр сочла его третьим, помещая сразу после Санлукарского и Мадридского и датируя в основном первым десятилетием XIX века. Ныне исследова-
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея