ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

страница 7

а в промежутке более всего поносит монахов и монахинь за безделье, соглашаясь сделать скидку разве что тому из них, который появляется вслед за св. Иеронимом и плетет корзину; как сказано в надписи, «этот по крайней мере хоть что-то делает». На листе С-120 крестьянин мотыжит поле, в то время как на его плечах сидит и закусывает упитанный монашек. Помимо пассажей Гальярдо здесь вспоминаются и карикатуры эпохи Французской революции, где «третье сословие» сгибалось под тяжестью оседлавших его первых двух, а также и офорт из «Капричос» — «Ты, которому невмоготу...». На рисунке С-124 монах недоумевает, и смысл этого недоумения Гойя передает в подписи: «А что такое работа?»

Однако нынче «времена меняются» (С-61). В до сих пор помраченном испанском небе вспыхнуло новое солнце, отмеченное знаком уравновесившихся «Весов Божественной Справедливости» (вспомним, что эти весы впервые появляются у Гойи в первоM варианте офорта  «Nada» ок. 1811 — 1812 гг., однако далекими от равновесия). Для великолепного рисунка С-118 художник использовал традиционный образ Страшного суда, заменив божественного судию символом обретенного гражданского равноправия, но сохранив остальные компоненты этой общеизвестной в Испании композиции: слева — на месте праведников — представлены пляшущие от счастья простолюдины, а справа — на месте осужденных грешников — вся корчащаяся от страха «черная поповская банда», ныне утратившая свои привилегии27.

Теперь уже не столь невероятен «Причудливый сон» (С-59), где монах, лишившись веса, нелепо взлетает на воздух. Пусть другой, несущий погасший и чадящий, окруженный вороньем и нетопырями светильник «катится к Дьяволу» вслед за совой (С-75). «Пусть они уходят с миром!» — восклицает художник вслед тем, кого нынешние обстоятельства изгнали из монастырей (С-57, С-119, С-126). Царству страшных «фантомов» (С-123) приходит конец. «Божественный Разум не оставит ни одного»из этой «вороньей стаи» (С-122). Итак, долой сутану и да здравствует «святые штаны!» — эту не предусмотренную монастырским уставом часть туалета, как хоругвь, поднимает размонашивающийся «братец» на рисунке 81 («O'Ste brague»).

Добровольному размонашиванию посвящено здесь еще по крайней мере шесть рисунков. Прежде всего великолепный по исполнению, дышащий рефлексами, зыблющийся легкими тенями и драматично сгущающийся в черных пятнах лист С-18: «Если не ошибаюсь, он скоро забросит в крапиву свой клобук». Затем цикл в конце альбома: № 127 — 131. Гассье уверенно датирует его 1810—1814 годами, Лопес-Рей связывает с упразднением монастырей королем Жозефом в 1809 — 1810 годах28. Однако с не меньшими основаниями его можно отнести к 1812—1813 годам, когда либералы в свою очередь вели атаки против этого оплота мракобесия. И здесь к Гойе в полной мере возвращается чувство прекрасного. Если поспешно сдирающий с себя сутану мужчина на рисунке С-130 («Он в ярости повесил ее на крюк») еще напоминает какого-то нелепого краба, то юная монашка, снимающая чулок (С-128, «Торопится избавиться»), пленяет наивной прелестью своего почти детского лица, милой угловатостью своих движений, а другая (С-131, «Она задумчиво снимает ее»), высвобождаясь из уродливого черного балахона, будто сбрасывая «лягушачью шкурку» или «змеиную кожу», как бы отмывается добела и являет взорам красоту зрелую, жаждущую ласки. Лопес-Рей недаром вспоминает в связи с этим мягко светлеющим, в чем-то сказочным рисунком слова из тех куплетов, которыми французы времен Конвента приветствовали освобождение из монастырей сотен молодых женщин, прозябавших там без радостей земной любви:

«А вот и новый ваш наряд.
Как мил он, как богат!
Венеры пояс, перлов ряд
Дары любви сулят»

Античные реминисценции в остром сочетании с капричиозными образами возникают в альбоме «С» еще дважды, как в 1798 году возникли они в 72 офорте «Капричос» и в росписях сводов и люнетов Сан Антонио де ла Флорида. Это прежде всего    уже упомянутый «Божественный Разум» (С-122): прекрасная богиня с величаво-правильными чертами лица, в белоснежных антикизированных одеждах и в лавровом венке держит в одной руке уравновесившиеся Весы Справедливости, а в другой — бич, которым она расправляется с вороньей стаей. Образ этот, возникший, кстати сказать,
 
Благодарим:
Детальная информация шар головоломка perplexus купить здесь.
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея