ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

страница 11

Сказанного достаточно, чтобы понять, сколь насущной оказалась для Гойи потребность перейти от рисунков альбома «С» и к эстампу и к картине. Потребность эта возникала и потому, что альбомы были для Гойи полем сугубо личных размышлений, тогда как эстамп и картина предназначались для общественных целей. И мог ли он в те годы, когда вся либеральная Испания боролась с клерикалами, оставить при себе свои антиклерикальные идеи? Они действительно не остались в пределах одного только альбома «С».

Все началось с гравюр. Нет никакого сомнения, что новой ситуации рубежа 1812 —1813 годов мы обязаны появлению в «пра-Десастрес» офорта 40(43) — «Это тоже (видел)» с изображением разбегающихся монахов. До тех пор Гойя почти не выделял священнослужителей из общей массы страдающей и сражающейся нации. Они также участвовали в освободительной войне и также становились жертвами французских неистовств (вспомним офорты 1, 2, 33, 53, 57). И только здесь они жалкие трусы, заботящиеся только о том, чтобы военный огонь «не опалил их сутаны». Можно не сомневаться и в том, что уже известные нам события, связанные с уничтожением инквизиции кадисскими кортесами, заговором духовенства во главе с Гравиной и решительным его разгромом (вести о последнем могли достигнуть Мадрида не ранее июляавгуста 1813 г.), послужили темой офорта «Все взбунтовались». И. М. Левина впервые обратила внимание здесь на монаха-доминиканца, проливающего слезы на эмблему инквизиции8S). Гравина в архиепископском облачении возглавляет, яростно  сжимая кулаки, ныне бездомное, разбредающееся во все стороны стадо монахов и инквизиторов, правая группа которых явственно перекликается со 119-м рисунком альбома «С» («Мы знакомы давным-давно»).

Здесь мы сталкиваемся с первым офортом, уже не имевшим отношения к «пра-Десастрес», выполненным на пластине размером 175X^20 мм, как и будущие «другие возвышенные Капричос», только на девять или десять лет раньше. Это один из тех дополнительных эстампов, которые Гойя начинал делать после окончания «пра-Десастрес», во второй половине 1813 года.

Параллельно последним офортам «пра-Десастрес» и тем, которые должны были дополнить их, возникает маленький цикл «Узники», прямо вытекающий из альбома «С». Зто три офорта, чьи названия читаются как пункты обвинительного акта: «Мера пресечения («la seguridad») столь же варварская, как и само преступление», «Обезвреживание преступника не требует еще и пыток», «Если он виновен, пусть просто умрет» (последняя подпись перекликается с сопровождающей рисунок С-103: «Лучше умереть»). Хотя офорты эти почти миниатюрны (115x85, 110x85, 115x85 мм), в них достигает высокого выражения та монументализирующая тенденция, которая ощущалась и в «Гиганте» (ок. 1809) и особенно в рисунках 1812 —1813 годов. Созданные вне всякой связи с «Десастрес», как реализация в офорте идеи альбома «С», «Узники» через десятилетие присоединятся к той серии, став в комплекте Сеана Бермудеса конечной истиной «Роковых последствий... и других возвышенных Капричос».

В заключение скажем еще и о живописи — четырех картинах, из которых одна («Религиозная процессия в Валенсии», Цюрих, собрание Бюрле) помечена значком «X.I» и, следовательно, значится в инвентаре 1812 года, а три другие были написаны, скорее всего, уже на рубеже 1812—1813 годов. Это «Интерьер тюрьмы» из Баус-музея в Англии; это знаменитые «Трибунал инквизиции» и «Процессия флагеллантов» из Мадридской Академии40.

«Религиозная процессия» перекликается с антимонашеским циклом альбома «С», тогда как остальные картины имеют прямые аналогии в антиинквизиционном. «Интерьер тюрьмы» собирает вместе мотивы, разработанные в рисунках С-95, G-96, С-101, С-103 и почти цитирует мотив одного из самых поздних рисунков альбома «Е» 41, изображающего скованного узника (быть может, впрочем, этот рисунок, по инерции включаемый до сих пор в альбом «Е», на самом деле должен быть отнесен к альбому «С»).

В «Процессии флагеллантов» использованы мотивы как рисунка С-88, так и входившего еще в Мадридский альбом рисунка № 80—«Замаскированные на Святой неделе 94года»42. Наконец, «Трибунал инквизиции» почти цитирует те рисунки альбома «С», которые изображают осужденных инквизицией «еретиков», выставленных на позорном помосте, дабы они услышали свой смертный приговор (С-86, С-87, С-89, С-90).

«Трибунал» и «Флагелланты» написаны на одинаковых досках размером 0,46ХОДЗ м, в одинаковой живописной системе то цепенеющих, то конвульсивно подвижных пятен,
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея