ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

7

с поэзией тогда, когда концентрировало свое внимание на том новом «человеческом материале», который формировался еще в революционную эпоху, но должен был действовать в начавшуюся эпоху «битв народов».
 
Проблема личности оказывалась здесь главной. В ней, по словам Шеллинга, концентрировался весь пафос земного, вся «острота жизни». И вполне естественно, что ведущим жанром оказался портрет — скульптурный, живописный, графический.

Совершенно не случайным является, видимо, тот факт, что именно портрет стал тем лучшим, самым живым и перспективным, чем ознаменовалось в первом (да отчасти и во втором) десятилетии XIX века творчество значительнейших художников молодого поколения — Энгра в0 Франции, Рунге и К. Ф. Тика в Германии, Кипренского в России. В портрете даже Гро подчас выглядит куда более значительным, чем в своих псевдоисторических и псевдоромантических баталиях (вспомним его «Бонапарта при  Арколе», с одной стороны, и «Лейтенанта Леграна» — с другой). Наконец, новый 386, 556 подъем переживает портретный жанр и в творчестве самых выдающихся мастеров старшего поколения — Опи и Рёберна в Англии, Давида и Прюдона во Франции, И. Г. Шадова и Даннекера в Германии, Боровиковского в России и, наконец, Гойи в Испании. Причем, среди них именно Гойе по праву должна быть отдана пальма первенства. Его портреты 1803—1808 годов обладают поразительной новизной концепции, в такой мере не доступной ни одному из его соратников в живописи XVIII века, продолжавших действовать в начале XIX столетия. Более того, они подчас не только предвосхищают, но и перекрывают в ряде существенных черт завоевания самых замечательных портретистов начала нового века — ЭнгРа и Кипренского и вместе с ними с необычайной рельефностью обрисовывают границы героико-драматического романтизма в живописи той поры.

Это положение должно быть особо выделено и подчеркнуто, потому что до самого последнего времени портреты Гойи 1803—1808 годов странным образом не учитывались в балансе искусства данного периода и в балансе романтической эпохи в целом. Показательно, например, что даже такой авторитетный историк искусства, как М. В. Алпатов, в статье «Кипренский и портрет начала XIX века», широко очерчивая панораму европейского портретного жанра этого времени и сравнивая крупнейшего русского портретиста-романтика с такими мастерами, как Давид, Гро, ЭНГР> Рёберн, Рунге, Экерсберг и др., ни словом, однако, не упоминает об испанском портрете и даже не называет имени Гойи, как будто того вовсе не было на свете или' как будто он тогда не занимался портретной живописью.

Между тем в 1803—1808 годах Гойя занимался исключительно портретом, причем типологически в известной мере близким именно Кипренскому.

МОЛОДАЯ ИСПАНИЯ. ПОРТРЕТЫ 1803—1808 ГОДОВ
Восстань, о юность! Вальтер Скотт

Итак, творческая энергия Гойи-портретяста кульминирует как раз к середине первого десятилетия XIX века. И дело не только в том, что тогда за каких-то пять-шесть лет он создал почти четвертую часть всех своих произведений в этом жанре, но еще и в том, что и прежде (до 1803 г.) и потом (после 1808 г.) портрет выступает у него либо на равных, либо даже на вторых ролях по отношению к сюжетной композиции, тогда как теперь и только теперь жанр этот завладевает художником безраздельно 19. Такая сосредоточенность на проблемах портрета, такое «стягивание» к нему всех интересов и возможностей искусства Гойи в это время лишний раз свидетельствует о том, что испанский мастер развивался в русле основных проблем европейской художественной культуры послереволюционной эпохи, более всего озабоченный тем, что же сталось с человеческой личностью с тех пор, как Франция провозгласила на весь мир знаменитый тезис «Декларации прав человека и гражданина» — «Люди рождаются и остаются равными в правах...», когда Новалис утверждал «право на престол» для каждого человека20, а Фихте провозгласил «человеческое «Я» единственной реальностью, всемогущей творческой силой, все создающей и совпадающей в конечном счете с самосознанием всего человечества»21. Сквозь призму нового человека освещался

 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея