ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

10

субъективное отношение к ремеслу портретиста: к серьезной работе его побуждали теперь только те, в ком он видел либо антагониста, либо родственную душу.

В этом смысле чрезвычайно знаменательны как общая манера поведения художника после 1803 года, так в особенности один эпизод, имевший место в начале 1805 года.

В то время старый мастер вел довольно замкнутый образ жизни. Он совершенно удалился от двора, он стал избегать общения с Годоем25 и редко показывался в Академии Сан Фернандо. В 1803 году он навсегда покинул тот дом и мастерскую на улице Десенганьо, с которыми были связаны воспоминания о столь насыщенном событиями и страстями прежнем периоде жизни, где бывали Ховельянос и герцогиня Альба, где создавались «Капричос», эскизы для росписей Сан Антонио, «Королевское семейство», «Венера-цыганка». Теперь он обзавелся большим собственным домом на Калле де лос Рейос — в самом центре Мадрида. Жалованье первого придворного живописца освободило Гойю от материальных забот, а две пенсии — одна, оговоренная в завещании Альбы в 1802 году, и вторая, дарованная в 1803 году Карлом IV в виде возмещения за «Капричос», — обеспечили единственного сына художника Франсиско Хавиера (последний, впрочем, женившись 8 июля 1805 г. на Гумерсинде Гоикоэчеа— дочери богатого коммерсанта, поселился у тестя, а потом обосновался в собственном доме на Пуэрта дель Соль).

Не испытывая никаких материальных затруднений, Гойя избегает официальных заказов и соглашается писать портреты с большим разбором. Как отметил П. Гассье, среди моделей его лучших портретов в 1803—1808 годах преобладают люди отнюдь не знатные, те, что принадлежали к интеллигенции и «третьему сословию» 26, а то и вовсе безвестные — вроде, например, той молодой испанки, которая запечатлена на превосходной картине, получившей в искусствоведческой литературе название «Женщина из книжной лавки»  (ок. 1805, Вашингтон, Национальная галерея).
Что же  касается аристократических портретов парадного типа, которые тоже писал художник, то среди них наряду с несомненными шедеврами (о них речь впереди) нередки работы, отмеченные печатью равнодушия, носящие следы спешки и небрежности в исполнении28. Художника раздражает сам принцип парадности, уснащающий портрет атрибутами особого социального положения модели; всякого рода претензии на утонченность вызывают у него почти нескрываемую иронию (таковы, например, «Маркиза де Вильяфранка», 1804, Мадрид, Прадо, или «Маркиза де Санта Крус в виде Сафо», 1805, Бильбао, собрание Вальдес). Он ищет простоту, серьезность, силу характера — качества, чрезвычайно редкие в высшем испанском обществе, и тот, кто не обладал ими, не мог рассчитывать на внимание и «старание» художника.

И современники уже знали не только о том, что заказать портрет первому живописцу Их Католических Величеств — дело нелегкое (хотя в иных случаях он сам мог проявить инициативу — ведь трудно счесть ту же «Женщину из книжной лавки» заказной работой, равно как и ряд других портретов, имеющих дружеские посвящения), но и о том, что даже принятый заказ вовсе не обязательно будет исполнен с должным тщанием.

Вот здесь-то мы и подходим к тому эпизоду, о котором упоминалось выше.
8 января 1805 года только что назначенный директором Королевской исторической академии дон Хосе де Варгас Понче (в прошлом — друг Ховельяноса и возможный автор знаменитого памфлета «Pan у toros») обратился к давнему другу Гойи, после смерти Сапатера ставшему его подлинным поверенным, Сеан Бермудесу с письмом, в котором говорилось: «В качестве директора я волей-неволей должен заказать свой (официальный. — В. П.) портрет. Я хочу, чтобы его сделал Гойя.., но сделал так, как он может, когда захочет» 29. Знаменательная оговорка, свидетельствующая и о своенравии, и о полной независимости положения и поведения Гойи в те годы.

Переходя теперь к анализу новой портретной живописи, мы должны прежде всего отметить, что основу ее Гойя, собственно, закладывает еще в смутный период рубежа веков, а самая ее возможность впервые открывается художнику при общении с человеком из обновленного Французской революцией мира — послом Директории при мадридском дворе гражданином Фернаном Гиймарде, чей портрет испанский мастер выставил в Академии Сан Фернандо в июле 1799 года30.

 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея