ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

3

красного огня, который будто только что совершил, а может быть, и еще совершал их «переплавку».

Как и в «эпоху гобеленов», Гойя писал народные празднества. Но лишь теперь празднества эти перестали быть идиллическими «рекреациями» и обнаружили свою оргиа-стическую природу, свой народно-стихийный дух и карнавальный смысл. Праздник— не dolce far niente, каким он обычно рисовался в искусстве XVIII века и каким он был у Гойи «эпохи гобеленов», а взрыв освобожденной энергии, заставляющий мир перевернуться. Это такой праздник, какой, как писал Гёте о римском карнавале, «не дается народу, но который народ дает сам себе» от полноты играющих в нем жизненных сил, праздник неистовый по ритму и цвету; это еще одна игра «дуэнде».

В «Похоронах сардинки» цвет обрушивается на нас какой-то почти неописуемой какофонией—лубочной синевой небес и раскаленной оранжевостью земли, в которую как в бубен ударяют ноги пляшущих; почти хаотической мельтешней и вихреподобной сменой голубых и белых, зеленых и золотистых, черных и огненно-красных пятен.

Кипит и булькает невероятное цветовое варево. Всплывают и исчезают в нем странные лица, причудливые одеяния и маски ряженых, среди которых есть и маски теперь уже не страшных французских солдат — одна, в черном кивере, размахивает карнавальной хоругвью, другая, в меховой шапке и с огромными усищами, виднеется справа на заднем плане. Кипение ликующей толпы становится неистовым в центре картины, где в тесном кругу, под раскачивающейся и до ушей ухмыляющейся рожей на хоругви, бешено отплясывают главные герои масленичного карнавального действа—две размалеванные мужеподобные красотки (впрочем, эти роли и должны были исполнять молодые мужчины) в белых кружевных платьях, шутовской падре в белом стихаре и коричнево-золотой фелони, рогатая Смерть в черном балахоне, Смерть-Дьявол. Она раскинула руки, будто пытаясь изловить увертливых красоток; слева к ним же устремляется цыган с трещоткой и черное карнавальное чудовище—полусобака-полумедведь,—разинувшее пасть и выставившее вперед когтистую лапу. Танец становится охото; идет погоня черных теней за белыми женскими фигурами, которым заступает дорогу и которых теснит в объятия Смерти-Дьявола священник. Но тщетно. Женские фигуры, взмахивая руками, как крыльями, отпрянули, разлетелись в стороны; Смерть и поп с разгона устремляются навстречу друг другу...

«Похороны сардинки» —это некий апофеоз вольно затопляющего землю движения, в котором выявляется особый и прежней живописи Гойи неведомый пульсирующий ритм. Толпа, привлеченная пляской-пантомимой, сжимает вокруг нее свои колеблющиеся круги, нагнетает действие центростремительных сил. Группа танцующих, напротив, являет со взрывоподобной силой действия сил центробежных. Две плясуньи, стремительно отшатнувшись друг от др^га, послужили зрительным основанием двум косым линиям, противоположно направленным относительно оси картины; обрамляющие их фигуры Смерти и священника послужили основанием для двух других, еще более наклоненных. Центр картины будто лопнул, разметался в стороны и вверх. Композиция сотрясается; весь мир раскачивается, ходит ходуном, сжимается и расширяется.
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея