ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Поиск

10

они на небольшом бугорке, но и потому, что художник укрупнил их, пренебрегая формальными правилами прямой перспективы. Ему нужно было, чтобы жертвы смотрели прямо в лица своим палачам. А воздевший руки испанец оказывается еще выше, смотрит на французов уже сверху. Излучаемый им свет перебивает тот, что излучает принесенный французами фонарь. Излучаемая им живая и непримиримая страсть очевидно превозмогает чисто механический напор французской военной машины, строй которой как будто заколебался посредине, как будто на миг сбился со своего ритма, сам потрясаемый этим потоком несущейся ему навстречу ненависти. Личная человеческая доблесть возвысилась над слепотой безличного военного повиновения.

Да, именно этот патетически взывающий и проклинающий жест взметнувшихся рук, загораживающий «своих» и обращенный против «чужих», зримо задерживает здесь свершение казни. А когда она произойдет, подрубленное залпом тело, кажется, не опрокинется назад, но обрушится на французов, выбивая у них из рук оружие.

И еще одно. Лионелло Вентури обратил внимание на очевидное сходство этой фигуры с образом Христа, в смертной муке молящего: «Да минует меня чаша сия!»8 Характерно, что Гойя почти повторит потом эту раскинувшую руки крестом фигуру в картине «Моление о чаше» (1819), а еще более характерно, что саму ее в картине 1814 года он изобразил со стигматами на раскрытых ладонях—следами крестного страдания за всех людей. И это—простого бродягу, мадридского голодранца!.. Этими стигматами он—испанец и католик—освятил не только страдания своего народа, но в еще большей мере его борьбу, его непокорство, его священную ненависть к тирании. Какое великолепно трагедийное и мощное завершение всей военной эпопеи испанского мастера! Какое великое торжество героико-трагического эпоса!

Пройдет всего лишь два года, и Стендаль сформулирует в «Истории живописи в Италии» такие требования нового этапа романтической эпохи, как обращение к энергии современности, концентрирующейся не в высших слоях общества, но в народе, как отображение не «гигантских следов подвигов... героев», но самих двигавших ими страстей («нас интересует сама страсть»), как обращение к «точному и пламенному изображению того, на что способно человеческое сердце». Исторический диптих Гойи уже осуществил все эти требования. А во Франции независимо от Гойи шел по тем же самым путям молодой Жерико. Испанский живописец больше не был одинок, хотя о том и не подозревал.
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея