ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

15 страница


   Вечер,  на  котором  должна  была  произойти  встреча  дона  Мануэля  с

вьюдитой, устраивала донья Лусия Бермудес.

   У сеньора Бермудеса был большой и  поместительный  дом,  сверху  донизу

набитый произведениями искусства. На стенах сплошным ковром висело великое

множество картин - старых и новых, больших и маленьких - вплотную  одна  к

другой.

   Донья Лусия принимала  гостей,  сидя,  по  староиспанскому  обычаю,  на

возвышении под высоким  балдахином.  Она  была  вся  в  черном,  глаза  ее

загадочно блестели из-под высокого гребня, венчавшего  грациозную,  как  у

ящерицы, головку. Итак, она сидела изящная и церемонная и в  то  же  время

возбужденная и озорная, радуясь предстоящему.

   Дон Мануэль пришел рано. Он был одет очень  тщательно,  элегантно,  без

излишнего  щегольства.  Он  не  надел  парика  и  даже  не  напудрил  свои

золотистые волосы. Из многочисленных  орденов  его  грудь  украшал  только

орден Золотого руна. На широком лице не осталось  и  следа  пресыщенности.

Дон Мануэль старался поддерживать светский разговор с  хозяйкой  дома,  но

был рассеян - он ждал.

   Аббат стоял перед портретом  доньи  Лусии,  написанным  Гойей.  Сначала

Мигель хотел отвести этой картине особое место, но затем  решил,  что  она

только выиграет от  соседства  с  другими  первоклассными  произведениями.

Итак, портрет висел среди  других  картин,  украшавших  стены.  Дон  Дьего

почувствовал, что дольше стоять перед ним молча неудобно.  Не  скупясь  на

похвалы, пересыпая свою речь латинскими и французскими цитатами, начал  он

превозносить своеобразие этого превосходного  произведения,  и  слова  его

звучали как объяснение в любви  донье  Лусии.  С  противоречивым  чувством

слушал дон Мигель хвалы живой и нарисованной Лусии; при этом он не мог  не

признать, что дон Дьего расхваливает картину и ее новую живописную  гамму,

пожалуй, еще с большим знанием дела, чем он сам.

   Вошла Пепа. На ней было зеленое платье, покрытое  светлым  кружевом,  и

одно-единственное  украшение  -  осыпанный  драгоценными  камнями   крест,

подарок адмирала. Именно такой видел ее Гойя, когда дон Мануэль сделал ему

свое бесстыдное предложение, именно такой хотел ее  написать,  написать  с

новым мастерством. Она спокойно извинилась за свой поздний приход;  дуэнья

никак не могла найти паланкин. Гойю восхитило ее смелое  спокойствие.  Они

только намеками коснулись в разговоре того, чему суждено было  совершиться

сегодня. Он ждал, он надеялся, что на него посыпятся упреки  и  проклятия.

Ничего  подобного,  несколько  тихих,  насмешливых,  исполненных  скрытого

значения  фраз  -  и  все.  Сейчас  ее  поведение  было  явно  обдуманным,

нарочитым. Она  нарочно  запоздала,  нарочно  подчеркнула  скудость  своих

средств. Она хочет в присутствии герцога  пристыдить  его,  Франсиско,  за

скупость. А ведь достаточно было бы ей открыть рот, и он  обставил  бы  ее

лучше, правда, сначала поворчав. Какая подлость!

   Дон Мануэль едва ли слышал, что она  сказала.  Он  смотрел  на  нее  до

неприличия упорно, но с восхищением, на которое вряд  ли  кто  считал  его

способным. Когда донья Лусия наконец представила его Пепе,  он  поклонился

ниже, чем кланялся королеве или принцессам. И тут же заговорил о портрете,

написанном Гойей, о том, в какой восторг он, Мануэль,  пришел  от  него  с

первой же минуты и как в данном, единственном случае портрет  даже  такого

большого  художника  несравненно  слабее  оригинала.  Взор   его   выражал

преданность и готовность к услугам.

   Сеньора Тудо привыкла к преувеличенным комплиментам: таковы все испанцы

- мадридский  махо,  провинциальный  идальго,  придворный  гранд.  Но  она

разбиралась в оттенках, она быстро сообразила, что этот вельможа  влюбился

в нее сильнее, чем адмирал Масарредо, чье возвращение ожидалось со дня  на

день, может быть даже сильнее, чем ее упокоенный  богом  и  морем  супруг,

офицер флота Тудо. Раз Франсиско  ее  предал  и  продал,  так  пусть  хоть

чувствует, от какого сокровища он отказался. И Пепа решила не  продешевить

себя.  Она  улыбалась  приветливо  ни  к  чему  не  обязывающей   улыбкой,

обнажавшей крупные, сверкающие белизной зубы, веер ее не отстранял,  но  и

не манил, и она с удовольствием  отметила,  что  Франсиско  смотрит  в  их

сторону, с неприязненным любопытством следя за ухаживанием дона Мануэля.

   Паж доложил, что кушать подано. Перешли в столовую. И здесь тоже  стены

были  сплошь  увешаны  картинами  -  натюрмортами  и  сценами   трапез   -

фламандских, французских  и  испанских  художников.  Была  тут  и  картина

Веласкеса -  несколько  мужчин  у  очага,  и  "Брак  в  Кане  Галилейской"

Ван-Дейка,  и  дичь,  и  домашняя  птица,  и  рыба,  и  плоды,  так  сочно

написанные, что при взгляде на них текли слюнки. Стол был  изысканный,  но

не слишком обильный: салат, рыба, сласти, малага и херес, пунш и  сахарная

вода со льдом. Лакеев не было, только паж; дамам прислуживали кавалеры.

   Дон Мануэль ухаживал за Пепой. От нее веет той же ясной безмятежностью,

что  и  от  портрета,  написанного  Франсиско,  уверял  он.  Но  он  и  не

подозревал, сколько волнующего кроется за этой безмятежностью.  Какая  она

при всем своем спокойствии манящая, emouvante,  bouleversante  [волнующая,

потрясающая (фр.)]. Говорит она по-французски?

   - Un peu [немного (фр.)], - ответила она с неважным произношением.

   Он так и думал, что она образованнее прочих мадридских женщин. Им  -  и

придворным дамам, и всем этим щеголихам, и махам - можно только  отпускать

пошлые комплименты, с ней же можно беседовать и  о  житейских  делах  и  о

высоких материях. Она ела,  пила  и  слушала.  Сквозь  кружевные  перчатки

светились матовой белизной ее руки.

   Немного спустя движением веера она  дала  ему  понять,  что  он  ей  не

неприятен. Тогда дон Мануэль весьма пылко заявил, что Гойя должен написать

ее еще раз; написать вот такой, как сейчас, вложить  в  этот  портрет  все

свое мастерство, написать ее для него, для Мануэля.

   Гойю пыталась  втянуть  в  разговор  донья  Лусия.  Она  сидела  тихая,

задумчивая и иронически поглядывала на дона Мануэля, который  ухаживал  за

Пепой. По тому, как он на нее смотрел, как наклонялся к ней, всякому  было

ясно, что он запутался в любовных сетях, и донья Лусия  наслаждалась  этим

зрелищем.

   Маленькими  глоточками  отпивая  ледяную  воду,   она   сказала   будто

невзначай:

   - Я рада, что Пепа не скучает. Бедняжка! Такая молоденькая и уже вдова,

да к тому же еще сирота. Она  с  поразительной  стойкостью  переносит  все

превратности судьбы, вы не находите? - И, все  время  поглядывая  на  дона

Мануэля, прибавила: - Как странно, дон Франсиско, что именно  ваш  портрет

возбудил то участие, которое дон  Мануэль  принимает  сейчас  в  Пепе.  Вы

вершите судьбами людей. Вернее, ваши портреты.

   Гойя думал, что он лучше изучил женщин, чем все знакомые ему мужчины. И

что же - вот  тут  рядом  с  ним  сидит  Лусия,  очаровательная,  изящная,

стройная, загадочная, недоступная и порочная, и нагло издевается над  ним.

В ушах у него звучали бесстыдные слова, которые выкрикивала тогда на Прадо

торговка миндалем, авельянера, вшивая девчонка, натравившая на  него  весь

уличный сброд, и он называл себя дураком. Он даже не знает, посвящена ли в

интригу Пепа, возможно, что она вместе с Лусией потешается  над  ним.  Его

охватила безумная злоба, но он сдержался, отвечал односложно, прикидываясь

простаком, и тупо смотрел в ее  широко  расставленные  глаза,  в  глаза  с

поволокой, словно не понимая их взглядов.

 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея