ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

страница 9

   Он видел Хосефу, видел, как она шевелит губами, но не понимал ни слова.

Она же силилась подавить  страх,  охвативший  ее  при  виде  непривычного,

какого-то совсем иного Франчо.

   Уже несколько дней, как похоронили их сыночка Мариано. Они обменивались

беспомощными, неловкими словами утешения. Слова были ни  к  чему.  Подолгу

сидели вместе молча, и молчание говорило больше, чем слова.

   Он собрался с силами  и  с  немного  болезненной  улыбкой  протянул  ей

тетрадь для набросков, которую постоянно носил теперь с собой, чтобы  туда

писали все, что хотели ему сообщить.

   - Если ты захочешь мне что-нибудь сказать, - объяснил он, - ты  напиши.

Я плохо понимаю, только догадываюсь. Я  действительно  глух  -  глух,  как

тетерев.

   Она только кивнула.  Она  не  хотела  его  спрашивать  ни  о  чем,  что

случилось за это время.

   Хосефа стала еще сдержаннее, чем обычно, она окончательно ушла в  себя.

И все же теперь он видел ее глубже и отчетливее. Он всегда  ощущал  Хосефу

как нечто раз навсегда данное, ясное и  само  собой  разумеющееся.  Он  не

задумывался над тем, как она воспринимает ту сторону его жизни, которая не

связана с ней. Мужчина его общественного положения не должен  отказываться

от любви женщины, которая ему приглянется. Так  уж  водится.  Хосефа  была

тут, когда она бывала ему нужна, иного он себе не мыслил, иного не  желал,

иначе и быть не могло. А он,  со  своей  стороны,  не  сердился,  что  она

считает  брата  более  крупным  художником,  ничего  не  понимает  в   его

собственной работе и исполнена молчаливой фамильной гордости, ибо ее семья

пользовалась гораздо большим уважением, чем его семья. Прошли десятилетия,

раньше чем она начала понимать, какой он художник и как его  всюду  ценят.

Но полюбила его она еще до того, полюбила с первого же  дня,  иначе  разве

вышла бы девушка из семьи Байеу за  какого-то  Гойю.  Он  женился  на  ней

отчасти по любви, а главное, потому, что она принадлежала к  семье  Байеу.

Она, конечно, это уже давно поняла. И продолжала  его  любить  и  со  всем

мириться. Правда, он догадывался, что Хосефа порой молча страдает,  и  ему

бывало ее жаль. У Франсиско было к ней теплое чувство, и он радовался, что

теперь и у нее есть основание его жалеть.

   Но сердце его окончательно смягчилось при виде сына  Хавьера.  Это  был

уже не мальчик, а молодой человек, мимо которого  редкая  женщина  пройдет

равнодушно. Хавьер сказал отцу, что много думал последние месяцы; он решил

стать художником и надеется, что  отец  возьмет  его  в  ученики.  Гойя  с

горделивой нежностью смотрел на своего  дорогого  Хавьера.  Теперь,  когда

умер Мариано, этот сын был  большим  утешением.  Гойе  не  хотелось,  чтоб

мальчику пришлось так же тяжело, как в свое время ему самому. Мальчик  был

по рождению идальго, дон Хавьер де Гойя-и-Байеу.  По  арагонским  законам,

идальго мог рассчитывать на пособие от  отца,  чтобы  не  бесчестить  себя

работой. Теперь они, правда, живут в Кастилии, но арагонский закон  хорош,

ничего не скажешь. Он, Франсиско, охотно  его  выполнит.  Пошлет  сына  за

границу - в Италию, во Францию. Сам он многому научился в Италии,  но  ему

приходилось вечно думать, где бы раздобыть риса, хлеба  и  сыра  на  обед.

Зато пусть Хавьеру будут легки и жизнь и годы учения.

   Когда Агустин свиделся с Гойей, в его хмуром лице что-то дрогнуло. Гойе

претили слова утешения, он грубо спросил:

   - Ну, как ты тут без меня управлялся? Много напутал? - И он  велел  ему

заняться с Сапатером проверкой книг и расчетов.

   Но потом ему захотелось посмотреть, что за это время сделал Агустин,  и

тот показал ему свои гравюры,  над  которыми  работал  по  новому  способу

Жан-Батиста Лепренса. Агустин Эстеве внес некоторые  улучшения.  Гойя  был

поражен достигнутыми результатами. "Молодец!" - повторил он несколько  раз

и, обычно скупой на похвалы, не пожалел  слов  одобрения  своему  другу  и

помощнику.

   - Этот способ надо было бы теперь называть способом  Эстеве,  -  заявил

он.

   Прежняя  глубокая  связь  между  ними  была  восстановлена.  Теперь   и

Франсиско показал Агустину свои сарагосские рисунки. Агустин был потрясен.

Он зашевелил губами. Гойя не знал, говорит он или молчит: у Агустина  была

смешная привычка в  минуты  волнения  причмокивать  и  глотать  слюну.  Он

смотрел, смотрел и не мог насмотреться. В конце концов Гойя ласково взял у

него из рук рисунки.

   - Скажи же хоть что-нибудь, - попросил он.

   И Агустин сказал:

   - Это твоя  настоящая  дорога,  -  и  большими,  неуклюжими,  тщательно

вырисованными буквами написал эти слова.

   Обрадованный Гойя шутливо спросил:

   - А живопись, значит, к черту?

   На следующий день Франсиско явился ко двору,  надо  сказать,  несколько

смущенный и озабоченный. Но там к нему  были  особенно  внимательны,  даже

заносчивый маркиз де Ариса старался выказать участие.

   Сам дон Карлос попытался шумной  веселостью  разогнать  замешательство,

вызванное глухотой Гойи. Он подошел вплотную к  нему  и  громовым  голосом

крикнул:

   - Пишут-то ведь не ушами, а глазами!

   Испуганный Гойя не понял, отвесил низкий  поклон  и  почтительно  подал

тетрадь для рисования и карандаш. Король обрадовался, сообразив, что  есть

возможность объясниться с первым придворным живописцем. Итак,  он  написал

те утешительные слова, которые перед тем прокричал ему  в  ухо.  "Пишут-то

ведь не ушами, - написал он, - а глазами и руками", - и так как он  держал

в руке карандаш, то по привычке поставил свою подпись Yo el Rey", а  также

росчерк. Гойя прочитал и почтительно поклонился.

   - Что вы хотите сказать, милейший? - спросил король.

   Гойя ответил неожиданно громко:

   - Ничего, ваше величество.

   Король продолжал беседу с обычной своей благосклонностью.

   - Сколько портретов с меня вы, собственно, уже написали? - спросил он.

   Гойя не помнил точно, но признаться в этом было бы невежливо.

   - Шестьдесят девять, - ответил он.

   "Ишь ты!" - написал Карлос  и  торжественным  тоном  добавил:  -  Будем

надеяться, что, по милости пресвятой девы, мы с вами проживем еще  столько

лет, что число их возрастет до ста.

 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея