ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

страница 32

   Он забросил работу над портретами. Заказчики стали выражать нетерпение.

Агустин напомнил ему, что портрет графа Миранды надо было сдать три недели

назад; герцог де Монтильяно тоже уже  беспокоится.  Сколько  было  в  его,

Агустина, силах, он подготовил оба портрета; а теперь дело  за  Франсиско,

он должен их закончить.

   - Да кончай ты сам, - досадливо отмахнулся Гойя.

   - Ты серьезно говоришь? - Агустин жадно ухватился за эту мысль.

   - Ну, конечно, -  ответил  Гойя.  После  того  как  Каэтана  посмотрела

"Капричос",  мнение  его  высокородных   заказчиков   стало   ему   совсем

безразлично.

   Агустин усердно работал, и через десять дней обе картины  были  готовы.

Граф Миранда остался очень доволен, герцог де Монтильяно тоже.

   В  дальнейшем  Гойя  все  чаще  предоставлял  своему  верному  Агустину

дописывать портреты, для которых сам он делал разве что  первые  наброски.

Никто этого не замечал. А Франсиско смеялся над невежеством ценителей.

   Однажды он сказал Агустину:

   - Донье Каэтане хочется иметь еще один свой портрет. Если  я  начну  ее

писать, то  неизбежно  вложу  в  картину  слишком  много  личного.  Ты  же

превосходно изучил мою манеру. Возьмись-ка за это Дело! Этюдов и портретов

у тебя больше, чем требуется. А  я  сделаю  под  конец  несколько  мазков,

поставлю подпись - и все будет честь честью.

   Агустин посмотрел на него с изумлением и недоверием.

   - Боишься, не осилишь? - поддразнил его Франсиско.

   Про себя Агустин подумал, что это  опасная  шутка  и,  если  она  плохо

кончится, расплачиваться придется ему, Агустину.

   - Ты лучше меня знаешь,  насколько  герцогиня  сведуща  в  живописи,  -

нерешительно заметил он.

   - Не больше, чем все остальные, - сказал Франсиско.

   Агустин принялся писать.  Получилось  удачно.  Дама  на  портрете  была

бесспорно герцогини Альба; это было ее светлое, ясное, безупречно красивое

продолговатое лицо, ее огромные глаза, надменные брови и  волнующе  черные

кудри. Но за этим чистым челом не  чувствовалось  колдовских  чар  мертвой

Бригиды. Никто бы не поверил, что она из каприза, высокомерия, из-за своей

бесовской сущности обрекает на адские  муки  тех,  кого  любит.  Франсиско

тщательно осмотрел картину. Добавил несколько мазков и подписал ее.  Затем

бросил  на  нее  последний  взгляд.  Картина  как  была,  так  и  осталась

произведением Агустина Эстеве.

   - Лучше некуда, - заметил он, - вот увидишь, Каэтана придет в восторг.

 

   Так и вышло. Каэтана

   Радовалась тихой, чистой,

   Гордой красоте портрета.

   И сказала: "Может, прежде

   Ты меня писал гораздо

   Лучше, только, знаешь, этот

   Мой портрет мне больше прежних

   Нравится. Не так ли, доктор?"

   Тот стоял, весьма смущенный,

   Понимая, что за шутку

   С ней сыграл Франсиско. Молвил:

   "Я не сомневаюсь в том, что

   Эта новая работа

   Будет ценным пополненьем

   Вашей галереи..." Гойя

   Видел все, и слышал, и не

   Улыбнулся. Он отныне

   С Каэтаной был в расчете.

 

 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея