ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

страница 44

   Лицо Мигеля сохраняло обычную ясность и невозмутимость и в этот  вечер,

когда ему предстояло при таких благоприятных условиях вновь встретиться  с

доном Мануэлем; но на душе у  него  было  смутно.  Он  твердил  себе,  что

положительно  может  почитать  себя  счастливцем.  Благодаря  вынужденному

безделью последних месяцев ему удалось изрядно продвинуть, даже почти  что

завершить труд всей своей жизни - Словарь художников. Сейчас тут,  посреди

дорогих ему сокровищ искусства, сидела его жена, которая по-прежнему  была

ему дорога; недоразумения между ними  кончились.  И  если  у  него  отняли

приятную обязанность, оставаясь в тени, руководить  судьбами  Испании,  то

теперь  его  обидчик,  по-видимому,  вынужден  вновь  навязать   ему   эту

обязанность.  И,  тем  не  менее,  к  радостному  ожиданию   примешивалось

беспокойство. Почва у него под ногами  была  поколеблена,  и  невозмутимая

уверенность докинула  его.  Правда,  он  по-прежнему  непререкаемым  тоном

говорил себе и другим: "Это - хорошо, а то -  плохо",  -  но  убежденность

была только в его голосе.

   Зато непривычную уверенность и удовлетворение испытывал  в  этот  вечер

Агустин Эстеве. Он не знал замысла Лусии во всех подробностях, но ему было

ясно, что она устроила вечер с намерением помочь  Гойе.  Большое  значение

имело уже то, что Мигель и Мануэль  встретятся  по-дружески  на  глазах  у

Франсиско. Агустин радовался, что преодолел робость перед доньей Лусией  и

в большой мере помог уберечь Франсиско от последствий  его  глупого  шага.

Теперь, когда это удалось, собственное будущее  тоже  стало  казаться  ему

светлее. Может, и он еще станет первоклассным художником. Правда,  человек

он неповоротливый и тугодум,  но  именно  такие  нередко  достигают  самых

высот. Если же ему и не суждено добраться до  вершины,  все  равно  он  не

будет  сетовать.  Он  сочтет,  что  выполнил  свое  назначение,  раз   ему

посчастливилось быть по-настоящему полезным Гойе.

   Лусия тоже была довольна своим вечером. С тех  пор  как  эти  же  гости

впервые собрались у нее, с ними  произошло  немало  перемен,  и  она  сама

способствовала  этим  переменам,  а  сейчас  собиралась  еще   решительнее

вмешаться в судьбу Испании и в судьбы окружающих ее людей. Жаль,  что  дон

Дьего не может быть здесь. Он бы вдоволь позабавился, глядя,  как  Мануэль

сам  помогает  навеки  сберечь  для  мира  образ   собственной   подлости,

запечатленный в "Капричос".

   Мануэль явился с твердым намерением вернуть к себе Мигеля.  Князь  мира

собирался вновь вытащить на свет божий свой принцип: "Скромный  мир  лучше

пышных  побед".  Из  Америки  опять  начнут  беспрепятственно   приплывать

караваны  судов,  груженных  золотом  и  серебром.  В  Испании   воцарятся

довольство и ликование, и всю заслугу припишут ему, инфанту  Мануэлю.  При

таких обстоятельствах он готов был доказать себя великодушным  и  простить

Мигеля; вдобавок, если Мигель как следует тряхнет амьенское дерево, с него

посыплются еще более роскошные плоды.

   Итак, едва поцеловав руку донье Лусии, он бурно  устремился  к  Мигелю,

который стоял в официальной позе, хлопнул  его  по  плечу  и  даже  сделал

попытку его обнять.

   - Как я рад, что вижу тебя! - воскликнул  он.  -  Помнится,  при  нашем

последнем свидании ты наговорил  мне  всяких  неприятных  истин,  попросту

говоря, грубостей, да и я, помнится, выражался не слишком деликатно. Но  я

забыл эту бессмысленную размолвку. Забудь и ты, Мигелито!

   Мигель твердо решил держать себя в руках и с  этой  целью  долго  читал

своего любимого Макиавелли.

   Тем не менее он внутренне ощетинился и сказал натянутым тоном:

   - Среди бессмысленных слов, сказанных тогда, была и крупица смысла.

   - Ты же сам знаешь, в каком я был трудном  положении.  С  тех  пор  все

изменилось. Пусть только будет заключен мир,  и  ты  увидишь,  как  мы  по

ставим на место долгополую поповскую братию. Что ты строишь  кислую  рожу!

Мне нужно послать тебя в Амьен! Ты не смеешь отказать в такой услуге мне и

Испании.

   - Я не сомневаюсь,  что  в  настоящее  время  вы,  дон  Мануэль,  полны

решимости проводить либеральную политику, - ответил Мигель. - Но каков  бы

ни был мир, боюсь, что, в конечном счете, он окажется на руку только папе.

Великому инквизитору и двум-трем разбойникам грандам.

   Дон Мануэль подавил досаду на строптивость и  недоверчивость  Мигеля  и

заговорил о  задуманных  им  грандиозных  преобразованиях.  Он  упорядочит

течение  рек,   что   предполагалось   уже   давно;   заведет   образцовые

земледельческие хозяйства  и  опытные  лаборатории.  Подумывает  он  и  об

учреждении еще трех университетов. Нечего и  говорить,  что  он  ограничит

цензуру, а то и вовсе упразднит ее.

   - Только привези мне выгодный мир, и увидишь, как Испания расцветет под

солнцем просвещения! - восклицал он своим  бархатным  тенором.  Все  стали

прислушиваться.

   - Превосходные замыслы, - сухо,  деловито,  с  едва  уловимой  усмешкой

заговорил Мигель. - Боюсь только, что вы, дон  Мануэль,  не  представляете

себе,  какое  сопротивление  вам  придется  преодолеть.  Должно  быть,  вы

недостаточно осведомлены о том, насколько за  последние  месяцы  обнаглела

святейшая инквизиция. Сейчас уже даже такой человек, как  Франсиско  Гойя,

не решается обнародовать свои последние замечательные рисунки.

   Изумленный Мануэль повернулся к Гойе.

   - Это верно, Франсиско? - спросил он.

   - А что это за рисунки? - подхватила Пепа.

   - Почему же ты скрытничал и не пришел прямо ко мне? - дружески  пожурил

Мануэль, обнял Гойю за плечи  и  подвел  к  одному  из  столов.  -  Ну-ка,

расскажи мне подробно об этих рисунках, - сказал он.

   Пепа не преминула подсесть к ним.

   Гойя оценил, как ловко Мигель расставил Мануэлю силки,  и  порадовался,

что опасная затея оборачивается грандиозным фарсом.

   Однако радость  его  была  недолговечна.  Игриво  ткнув  его  в  бок  и

подмигивая Пепе, Мануэль заявил:

   - Ну-ка,  признавайся,  любезный:  опять  написал  голую  Венеру?  -  и

осклабился во весь рот.

   Гойя припомнил намеки сеньора Мартинеса относительно  участи  тех  двух

картин, которые он в свое время написал в Санлукаре. Теперь ему все  стало

ясно. По легкой усмешечке на равнодушном лице Пепы и похотливому выражению

Мануэля нетрудно было догадаться, куда делись обе картины.

   Должно быть, их нашли при описи оставшегося после Каэтаны имущества, за

одетой Каэтаной обнаружили нагую, и теперь картина, по  всей  вероятности,

попала к Мануэлю, который истолковал слова Мигеля в том  смысле,  что  он,

Франсиско, опять нарисовал нечто подобное и потому боится инквизиции.

   Он представил себе, как эта парочка,  Мануэль  с  Пепой,  стояли  перед

картиной  и  грязным,  циничным  взглядом  ощупывали  тело  Каэтаны,  этим

созерцанием разжигая собственную похоть. Гнев охватил  его.  Он  с  трудом

удержался, чтобы не закричать.

   Пепа испуганно и злорадно заметила, как омрачилось его лицо. Но Мануэль

по-своему понял его недовольство.

   - Да-с, дон  Франсиско,  мы  открыли  ваши  плутни,  -  с  тяжеловесной

игривостью принялся он подтрунивать над Гойей. - Ох, и ловкач же  вы!  Сто

очков дадите вперед любому французу. Но не  пугайтесь.  Картины  попали  в

руки знатока, и притом достаточно могущественного, чтобы защитить  вас  от

инквизиции. Обе дамы, та, что "до",  и  та,  что  "после",  висят  в  моей

галерее точно так, как они висели в Каса де Аро.

   Франсиско с огромным усилием овладел собой и даже чуть  не  усмехнулся,

подумав о том, что этому скотоподобному болвану придется  взять  под  свою

защиту "Капричос" и самому сколотить помост, на котором  будет  выставлена

на осмеяние его  гнусность.  Он,  Франсиско,  сохранит  спокойствие  и  не

испортит себе сладость затаенной мести.

   Пепа восседала во всей своей белоснежной невозмутимой красе, как  истая

графиня Кастильофьель. До сих пор она молчала. Но теперь злобное торжество

от того, что Франсиско должен домогаться ее милостей, прорвалось наружу.

   - Что это за новые рисунки, дон Франсиско? - благосклонно  осведомилась

она. - Я не сомневаюсь, что инфант оградит вас от неприятностей,  если  вы

их обнародуете.

   - Они в том же роде, что и ваша Венера?  -  загоревшись  подхватил  дон

Мануэль.

   - Нет, - ваша светлость, среди них очень немного эротических  рисунков,

- сухо ответил Франсиско.

   - Чего же вы тогда опасаетесь? - спросил искренне удивленный и  заметно

разочарованный Мануэль.

   - Друзья не советуют мне обнародовать офорты потому, что  на  некоторых

из них изображены привидения в рясах и сутанах, - пояснил Франсиско, -  но

в целом, по-моему, цикл очень веселый, я назвал его Капричос.

   - И всегда-то вы придумаете что-нибудь необыкновенное, - ввернула Пепа.

   - Великому инквизитору не нравится мое  искусство,  -  продолжал  Гойя,

пропустив ее замечание мимо ушей.

   - Я тоже не нравлюсь господину Рейносо, - громогласно заявил Мануэль. -

Мне пришлось даже отставить из-за него некоторые свои проекты. Но скоро  с

этим миндальничаньем будет покончено.

   Он встал, оперся руками о стол и с жаром заявил:

   - Нашему другу Гойе не долго осталось ждать, скоро ему будет  позволено

показать миру свои привидения в рясах. Для этого надо, чтобы  ты,  Мигель,

привез мне Амьенский договор. Ты меня  понял,  Франсиско?  -  оглушительно

рявкнул он глухому.

   Франсиско все время пристально следил за его губами.

   - Понял, что пробил час - ya es hora, - ответил он.

   - Si, senor, - раскатисто смеясь, повторил Мануэль. - Ya es hora!

   - Ya es hora, - во весь голос крикнул обрадованный Агустин.

   - Нам тоже хочется взглянуть на эти страшные привидения, дон Франсиско,

- заявила Пепа.

   - Да, да, меня  разбирает  любопытство,  -  подхватил  Мануэль"  Ударив

Франсиско по плечу, он громогласно объявил: - Запомни, твои  привидения  и

"Капричос" будут обнародованы, хотя бы они даже малость потрепали  красную

мантию самого Великого инквизитора. Я грудью  встану  на  твою  защиту,  и

тогда  посмотрим,  кто  посмеет  к  тебе  подступиться.  Только  повремени

немножко, всего месяца два, а то и меньше, пока не будет заключен мир. Вот

кто, при желании, может ускорить его заключение, - добавил он, указывая на

Мигеля.

 

   И к Мигелю потащил он

   Гойю. Их обоих обнял.

   "Замечательный, сегодня

   Вечер! Так давайте выпьем

   За успех! Мигель, ты должен

   Быть в Амьене. Ты, Франсиско,

   Обнародуешь "Капричос",

   Всем попам и привиденьям

   Вопреки и к вящей славе

   Нашего искусства. Я же

   Над тобою простираю

   Руку друга".

 

 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея