ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

страница 46

   Сеньор Бермудес пришел к Франсиско проститься.

   - Личные выгоды дона Мануэля и королевы мне, пожалуй, удастся соблюсти,

- сказал он другу, - но почетного мира я из Амьена не привезу. Хорошо еще,

если договор будет составлен в дружественном тоне, чтобы хоть престиж  наш

не потерпел урона. Мне очень не  хочется  участвовать  в  таком  невеселом

деле; я иду на это, только  чтобы  упрочить  свое  положение  при  инфанте

Мануэле. Надо же загнать мракобесов назад в их темные норы и  постараться,

- тут лицо его просветлело, -  чтобы  Амьенский  мир  принес  пользу  хоть

одному человеку: Франсиско Гойе.

   - Твои взгляды на искусство мне не всегда" по душе, - сказал Франсиско.

- Но ты хороший друг. - Он надел на голову шляпу и снял ее перед Мигелем.

   Как ты думаешь, сколько времени продлится  конференция?  -  спросил  он

немного погодя.

   - Никак не больше двух месяцев, - ответил Мигель.

   - До тех пор я все закончу не спеша, - прикинул Гойя. - Дня  через  три

после заключения мира я объявлю об издании "Капричос", а еще через  неделю

каждый мадридец получит возможность увидеть их и купить, если  у  него  на

это хватит денег, - весело заключил он.

   - Мне бы захотелось посмотреть "Капричос" в окончательном виде,  прежде

чем ты их обнародуешь, -  осторожно  сказал  Мигель.  -  Подожди,  пока  я

вернусь из Амьена.

   - Нет, - коротко ответил Гойя.

   - Хотя бы еще раз внимательно пересмотри те, которые изображают Мануэля

и королеву, - попросил Мигель.

   - Я пересматривал их тысячу раз, - ответил Гойя. - Когда я писал "Семью

Карлоса", один наш общий знакомый тоже пророчил разные  ужасы.  На  всякий

случай, - лукаво продолжал он, - я напишу во вступительном объяснении, что

"Капричос" не касаются отдельных событий, равно как и определенных лиц.

   - Не включай хотя бы ослиного цикла, - настаивал Мигель.  Но  Франсиско

отверг и эту просьбу.

   - Кто смотрит на "Капричос" без всякой задней мысли, тот  принимает  их

такими, как они есть, - задорно ответил он. - А  недобросовестный  человек

даже в самом невинном рисунке заподозрит недоброе.

   - Не хорохорься, Франсиско! Не натягивай струны!  -  еще  раз  попросил

Мигель.

   - Спасибо, Мигель, не бойся за меня! -  беспечно  ответил  Гойя.  -  Не

думай ни о чем, кроме французов.  Старайся  получше  справиться  со  своим

делом. А я уж как-нибудь справлюсь с моим.

   В последующие дни Гойя езде раз продумал, какие Капричос ему исключить,

какие оставить. Он не заботился о  том,  что  может  обидеть  Мануэля  или

Марию-Луизу, не беспокоился о дворе и политике, а только  спрашивал  себя:

справедлив  ли  я  к  Каэтане?   И   он   оставил   богохульно-благодатное

"Вознесение", но исключил "Сон о лжи и непостоянстве".

   Все сильнее ощущал он "Капричос" как нечто глубоко личное, как  дневник

собственной жизни.

   Теперь ему не нравилось, что первым поставлен офорт  с  Гойей,  упавшим

головой на стол и окруженным  призраками.  Этому  листу  место  где-нибудь

подальше, может быть перед второй частью, перед  циклом  "Привидения";  но

открывать им весь труд в целом никак не годится, на этом офорте  сам  Гойя

изображен идеализированным, не в  меру  стройным  и  молодым.  А  главное,

негоже и в высшей степени неприлично для Гойи прятать свое лицо на  первом

вводном  листе  офортов.  Создатель  такого  спорного  произведения,   как

"Капричос", обязан _показать_ свое  лицо.  Обязан  стоять  впереди  своего

творения, у всех на виду. На первом листе Капричос должен  быть  с  полной

ясностью изображен настоящий Франсиско Гойя. Гойя теперешний, тот, который

утратил Хосефу. Мартина, Каэтану,  тот,  который  погрузился  в  глубокую,

страшную пучину и вновь выплыл наружу. Тот  Гойя,  который  принудил  свою

фантазию подчиниться разуму и рождать не кошмары, а искусство.

   У него было много нарисованных и  написанных  автопортретов.  На  одном

юный Гойя, стоя в тени, скромно, но уверенно  смотрит  на  могущественного

мецената; на другом изображен Гойя постарше - бойкий, дерзкий,  в  костюме

тореро, знающий, что ему принадлежит мир; на  третьем  Гойя  -  придворный

щеголь и кавалер увивается вокруг Каэтаны; затем еще один Гойя, снова стоя

в тени, но на сей раз с чувством собственного превосходства поглядывает на

королевскую  семью;  и,  наконец,  он  нарисовал  бородатого,  впавшего  в

отчаяние, одержимого всеми бесами Гойю.

   Теперь надо было изобразить сегодняшнего Гоню, того, что прошел  тяжкий

путь познания и научился жить в мире с миром, но не покоряться ему.

   Он тщательно начесал волосы на уши и долго обдумывал, как ему  одеться.

Именно во главе "Капричос" должен стоять представительный, почтенный Гойя,

не фигляр и не шутник, а первый королевский живописец. Он повязал высокий,

доходящий до подбородка галстук, облачился в просторный серый редингот,  а

на круглую львиную голову водрузил величественный  цилиндр  -  широкополый

боливар.

   В таком виде он принялся рисовать себя в профиль, любопытствуя, что  из

этого получится.

 

   Завершив работу, с крайним

   Удивленьем посмотрел еж

   На рисунок. Разве этот

   Старый господин с угрюмой

   Миной - он, Франсиско Гоня?

   Неужели он так злобна

   Наблюдает острым глазом

   За людьми?.. Отвисла хмуро

   Нижняя губа. Морщины,

   Как изломанные стрелы,

   Обрамляя рот, застыли.

   И надменно под широким

   Боливаром поднималась

   Львиная его большая

   Голова...

   Со странный чувством

   Он рассматривал рисунок.

   Неужели так брюзгливо

   Выглядит он? Или это

   Подлая, немая старость

   Перед ним? И с озлоблением

   Долго он смотрел. И все же

   Имя подписал: "Франсиско

   Гойя-и-Лусьентес, живописец".

   А под этим - комментарий:

   "Гляньте - важная персона!

   На снимите с него шляпу

   И откройте этот череп,

   И тогда вы с удивленьем

   Обнаружите, какие

   Там таятся штуки!"

 

 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея