ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

20 страница

   Франсиско Гойя написал портреты чуть ли не  со  всех  ста  девятнадцати

испанских грандов. Он знал их грешки, их человеческие слабости, он  держал

себя с ними, как с равными. И все  же  теперь,  по  дороге  в  Монклоа,  к

герцогине Альба, на него напала робость, вроде той, что он испытал однажды

еще  мальчишкой,  когда  должен  был  впервые  предстать  пред  очи  графа

Фуэндетодос, всемогущего помещика, у которого его отец арендовал землю.

   Он подсмеивался сам над собой. Ну чего он боится и на что надеется?  Он

ехал  к  женщине,  совершенно  недвусмысленно  сделавшей  первый   шаг   к

сближению; это не могло быть ложью. Но  тогда  почему  же  она  так  долго

молчала?

   Последнее время она была очень  занята,  это  верно.  Он  много  о  ней

слышал: весь город говорил о том, что делает герцогиня Альба. Где бы он ни

был, он всегда ожидал, что вот-вот упомянут ее имя, он и  боялся  этого  и

хотел.

   Он мал, это имя производит одинаковое впечатление и  в  трактире,  и  в

аристократической гостиной. Ее  ругали  последними  словами,  рассказывали

разные истории о ее беспутном поведении и в то же время  восхищались,  что

правнучка  маршала  Альба,  самого  кровавого  человека  в  Испании,   так

лучезарно хороша, так непосредственна, так высокомерна, так  капризна.  То

она вступала в разговор с уличными мальчишками о предстоящем бое быков, то

вдруг высокомерно не замечала поклонов. То с вызывающим видом подчеркивала

свои симпатии ко всему французскому, то держала себя  как  истая  испанка,

как самая  настоящая  маха.  И  все  время  искала  ссоры  с  королевой  -

итальянкой, иноземкой.

   В общем, Каэтана де Альба вела не менее гордый и экстравагантный  образ

жизни, чем королева: у нее были такие же дорогостоящие причуды - и назвать

ее много добродетельней королевы  тоже  было  нельзя.  Но  когда  тореадор

Костильярес убивал быка в честь  королевы,  публика  хранила  молчание,  а

когда он убивал его в честь герцогини Альба, весь цирк ликовал.

   Большой смелостью было с ее стороны строить  себе  новый  замок  именно

теперь, когда вся страна терпела  из-за  войны  величайшие  лишения.  Ведь

расточительность Марии-Антуанетты при постройке  Трианона  была  одной  из

причин, приведших ее на плаху. Но донья Каэтана с  самонадеянной  улыбкой,

как истая герцогиня Альба, подхватила забавы Марии-Антуанетты в тот  самый

момент, когда той пришлось их оставить. Многие, в том числе  и  Франсиско,

не могли бы сказать, что она вызывает в них -  восторг  или  ненависть.  И

всегда это  было  так:  Мадрид  злился  на  Каэтану,  Мадрид  смеялся  над

Каэтаной, Мадрид был влюблен в Каэтану.

   Новый замок был невелик; Каэтана пригласила только ближайших  друзей  и

наиболее знатных грандов. Франсиско был горд и счастлив, что сопричислен к

ним. Но разве можно быть уверенным в Каэтане, разве можно  сказать,  какая

будет погода в будущем году? Может быть, она уже и сама не понимает,  чего

ради пригласила его. Как она его встретит? Будет ли у нее в руке его веер?

Что скажет ему этот веер? И как она будет  его  называть:  Гойя,  или  дон

Франсиско, или просто Франсиско?

   Карета  подъехала  к  решетчатым  воротам  замка  Буэнависта  и  теперь

поднималась вверх по откосу  холма.  Впереди  высился  горделивый  строгий

фасад в  estilo  desornamentado  [простой,  без  украшений  стиль  (исп.)]

Эрреры, отвергающем все излишнее. Двухстворчатые  двери  распахнулись.  Во

внутренние покои  вела  величественная  лестница,  и  с  верхней  площадки

высокомерно глядел на гостей портрет одного из далеких предков  герцогини.

Гойя испытывал невольный трепет перед родом герцогов Альба,  первым  родом

Испании, более старым, более знатным, более славным, чем род  Бурбонов.  И

вот Гойя поднимался вслед за мажордомом по парадной лестнице  между  двумя

рядами лакеев: по платью придворный, в  душе  крестьянин.  И,  предшествуя

ему, почтительным шепотом  передавалось  от  одного  к  другому  его  имя:

"Сеньор де Гойя,  придворный  живописец".  Наконец  наверху  лакей  громко

возгласил: "Сеньор де Гойя, придворный живописец!"

   Поднимаясь по лестнице, этот самый  сеньор  де  Гойя,  при  всей  своей

робости и важности, с удивлением  отметил,  что  убранство  замка  бросает

насмешливый вызов его строго классической архитектуре.  Внутри  все  сияло

той  радостной  роскошью,  которую  создал   французский   двор   прошлого

поколения, двор Людовика XV и мадам  Дюбарри.  Что  хотела  показать  этим

владелица замка: не то ли, что она - представительница  самого  гордого  и

мрачного испанского рода  и  в  то  же  время  приверженка  легкомысленной

житейской мудрости свергнутой французской аристократии?

   Но на стены своего замка герцогиня Альба повесила совсем не такого рода

картины, как те, что украшали дворцы  французской  знати:  здесь  не  было

картин Буше или Ватто, не было ничего, что напоминало бы шпалеры Гойи  или

его шурина Байеу. Здесь висели только  полотна  великих  старых  испанских

мастеров: грозный, мрачный портрет гранда кисти Веласкеса, суровый  святой

кисти Рибейры, фанатичный, сумрачный монах Сурбарана.

   Под картинами сидели немногочисленные  гости.  Были  тут  пять  из  тех

знатнейших вельмож, которые пользуются привилегией не  обнажать  головы  в

присутствии  короля,  и  их  жены.  И  вечный  должник   Гойи,   посланник

царственного отрока - короля Франции  -  и  его  регента  мосье  де  Авре,

представительный, но  несколько  потрепанный.  Он  сидел,  как  всегда,  с

вызывающим  видом,  и  рядом   с   ним   -   его   хорошенькая   тоненькая

шестнадцатилетняя дочь Женевьева. Был тут и аббат дон Дьего,  и  белокурый

статный господин со спокойным, несмотря на резкие черты, лицом; не  успели

его представить, а Гойя уже  знал  кто  это:  ненавистный  доктор  Пераль,

лекарь, цирюльник.

   А  это  еще  кто  -  величественный,  хмурый,  добродетельный,  ходячее

порицание легкомысленного, кокетливого убранства замка?  Да  это  он,  дон

Гаспар Ховельянос, противник  церкви  и  трона,  неохотно  возвращенный  в

Мадрид, не допущенный еще королем к поцелую руки в благодарность за  новую

монаршую милость. Со стороны доньи Каэтаны было очень смело пригласить его

именно сегодня, когда она ожидала его католическое величество короля и  ее

католическое величество королеву. Гости - и кавалеры, и  дамы  -  тоже  не

знали, как им держаться с доном Гаспаром. Они поздоровались с ним вежливо,

но холодно, и избегали вступать в разговор. Он как будто был этим доволен.

Он считал победой своего  дела,  что  самая  знатная  дама  в  государстве

пригласила его на такой прием, вообще же не очень стремился  к  общению  с

вельможной сволочью. Одиноко сидел он, упрямо подняв голову, на  золоченом

стульчике, и у Гойи было такое чувство, будто стульчик не  выдержит  столь

великих достоинств и подломится.

   Герцог Альба и его мать маркиза де Вильябранка встречали гостей. Герцог

был оживленнее, чем обычно.

   - Вас ожидает небольшой сюрприз, мой дорогой, - сказал он Гойе.

   Аббат пояснил Гойе, что герцогиня решила обновить свой театральный  зал

и устроить камерный концерт и что герцог лично примет в нем участие.  Гойю

это мало трогало. Он нервничал, он не видел хозяйки дома. Странно, что  ее

нет, что она не встречает гостей. И на это у  аббата  нашлось  объяснение.

Волей-неволей гостям придется подождать с осмотром  дома  до  прибытия  их

величеств. Но донья Каэтана не  хочет  ждать  даже  королевскую  чету.  По

дороге расставлены сигнальщики, которые  заблаговременно  оповестят  ее  о

прибытии короля и королевы, и она вступит в зал почти  одновременно  с  их

величествами, собственно, вместе с их величествами.

   И  вот  появилась  она.  Сколько  раз  Франсиско  приказывал  себе   не

волноваться при виде ее, но и сейчас его охватило то  же  чувство,  как  и

тогда, когда она предстала пред ним на возвышении. Все остальное -  гости,

позолота, картины, зеркала, канделябры, - все куда-то провалилось, в  зале

стояла она одна. Она была  одета  чрезвычайно  просто,  вызывающе  просто.

Белое  платье,  без  всякой  отделки,  вероятно,  такие  носят  сейчас   в

республиканском Париже; от тонкой талии, подпоясанной широкой  лентой,  до

самого пола ниспадали пышные складки  с  тускло-золотой  каймой.  На  руке

гладкий золотой браслет-обруч -  и  все,  никаких  других  драгоценностей.

Густые черные волосы непокорными локонами падали на обнаженные плечи.

   Гойя обомлел. Не обращая внимания на других, которые  по  своему  рангу

имели право поздороваться с Каэтаной раньше его, хотел он  протиснуться  к

ней. Но тут, в точности так, как было задумано, с лестницы сначала тихо, а

потом  громче  и   громче   донеслось:   "Их   католические   величества!"

Присутствующие расступились, образуя шпалеры, и  Каэтана  пошла  навстречу

входящим.
 
Благодарим:
Мої враження вiд роману Диво.
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея