ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

23 страница

   - Ваше величество, - начал аббат, воспользовавшись удобным  случаем,  -

изволили похвалить веселое настроение сегодняшнего дня,  "уют",  как  вам,

ваше величество, угодно было выразиться.  И  всюду,  где  сейчас  сходятся

испанцы, все равно какого звания - высокого или подлого, всюду,  государь,

вы услышите тот же вздох облегчения, ибо все чувствуют,  что  ваше  мудрое

правление скоро приведет к окончанию жестокой войны.

   Дон Карлос с удивлением посмотрел на массивного, тяжеловесного мужчину,

с таким изяществом  носившего  свою  черную  сутану.  Что  это  за  птица:

придворный или священнослужитель? А уж к  чему  клонит  он  свою  странную

речь, король  и  совсем  не  мог  понять.  Но  донья  Мария-Луиза,  как  и

предполагал аббат, схватила приманку и не упустила случая блеснуть если не

как женщина,  то  как  королева.  Она  выкажет  себя  доброй  государыней,

предпочитающей худой мир почетной, но стоящей много крови и денег войне.

   - Ваши слова, господин аббат, - заявила она своим  звучным  голосом,  -

были нам очень приятны. Мы - король и я - дольше  и  горячее  всех  прочих

защищали против мятежных французов священный принцип монархии. Просьбами и

угрозами старались мы побудить наших союзников помнить о своей обязанности

отвоевать Францию и вернуть  ее  помазаннику  божьему.  Но,  к  сожалению,

союзники - и монархи, и народы - не так охотно идут на жертвы,  как  мы  и

наши испанцы. Они уже склонны признать Французскую  республику,  нисколько

не считаясь с нами. Если же мы останемся в  одиночестве,  мы  должны  быть

готовы к тому, что другая, известная своей алчностью, держава,  завидующая

нашей силе на море, нападет на нас в то время, когда мы будем вести бой не

на жизнь, а на смерть, сражаясь у границ государства. Итак, мы - король  и

я - пришли  к  заключению,  что  в  должной  мере  поддержали  честь  -  и

собственную, и национальную, - и если мы даруем теперь мир нашему  народу,

мы будем правы перед богом и людьми. Это будет почетный мир.

   Так говорила Мария-Луиза Пармская и Бурбонская. Она не встала;  подобно

истукану восседала она в своем широком роброне, украшенная драгоценностями

и перьями. Она переняла царственную осанку своих  предков,  изучив  ее  по

портретам; у нее был красивый голос, которым она хорошо владела, а  легкий

итальянский акцент только увеличивал торжественное расстояние между ней  и

ее слушателями.

   Отчаяние охватило при ее  словах  бедного  мосье  де  Авре,  посланника

французского царственного отрока и его регента. Он так ждал этого  вечера,

был так польщен  приглашением  герцогини  Альба  и  тем,  что  его  бедной

красивой  и  такой  одаренной  девочке  предложили   принять   участие   в

"Дивертисменте". Но единственным  светлым  лучом,  озарившим  черную  тьму

этого вечера, было короткое появление Женевьевы на сцене.  Во-первых,  ему

пришлось любоваться  физиономией  хитрого  аббата,  этого  толстого  змия,

изливающего свой яд на его царственного господина, а затем  -  ненавистным

лицом  Ховельяноса,   того   архимятежника,   которого   их   католическим

величествам подобало бы видеть на эшафоте, а не в гостиной герцогини Альба

живым и невредимым. Уж не говоря о том,  что  сюда  пожаловал  собственной

персоной  этот  наглый  художник,  который  все  снова   и   снова   самым

бесцеремонным образом напоминает ему о деньгах, а  ведь,  кажется,  должен

был бы радоваться, что увековечил  посланника  его  величества  маленького

короля Франции, этого трогательного дитяти. И вот теперь на него обрушился

самый страшный удар. Собственными ушами услышал он, как королева Испании в

присутствии грандов в грубо откровенных, бесстыдных словах предала принцип

монархии, который обязана была защищать. И он должен был сидеть и  слушать

спокойно, не теряя самообладания, он не  мог  уронить  голову  на  руки  и

разрыдаться. Ах, лучше бы он остался в мятежном Париже и вместе  со  своим

государем погиб под ножом гильотины!

   Зато велика была радость аббата и Ховельяноса. Аббат гордился тем,  что

знание человеческой души не  изменило  ему  и  он  не  упустил  подходящей

минуты. В сущности говоря, он был единственный человек  с  государственным

умом по эту сторону Пиренеев. То, что в истории вряд  ли  будут,  отмечены

его заслуги перед прогрессом, не очень  омрачало  его  торжество.  В  свою

очередь,  Ховельянос  тоже,  конечно,  понимал,  что  Марию-Луизу  -   эту

Мессалину, эту венценосную блудницу - побудили объявить о своем  намерении

заключить мир совсем не заботы о благоденствии  страны,  а  опасения,  что

из-за всевозрастающих военных расходов ей и ее любовнику при их  безмерной

расточительности может не хватить золота. Но каковы бы  ни  были  причины,

она во всеуслышание заявила, что готова прекратить войну. Наступит мир,  а

вместе с ним  пора,  когда  рьяному  поборнику  благих  начинаний  удастся

провести реформы, полезные народу.

   Заявление   доньи   Марии-Луизы   для   большинства   гостей    явилось

неожиданностью, хотя они и были в какой-то мере к нему  подготовлены.  Они

находили решение монархов пусть и бесславным, но разумным. Окончание войны

их радовало; ее продолжение означало для каждого  стеснение  в  средствах.

Надо также отдать должное королеве.  Она  сумела  умно  и  с  достоинством

преподнести свое не очень-то почетное для Испании решение.

   Итак, донья Мария-Луиза  угодила  грандам.  Но  она  не  угодила  донье

Каэтане Альба.  Та  не  могла  потерпеть,  чтобы  эта  женщина,  чтобы  ее

соперница сказала последнее слово, значительное и гордое, да еще в  ее  же

собственном доме. Герцогиня захотела ответить, возразить.

   - Несомненно, - сказала она, - очень многие испанцы  будут  восхищаться

мудрым королевским решением. Но лично  я,  а  вместе  со  мной,  вероятно,

немало других  испанцев  будут  глубоко  огорчены,  что  у  нас  думают  о

заключении мира, в то время как неприятельские войска еще на нашей  земле.

Я помню, как бедняки отдавали последнее добро на вооружение; я помню,  как

народ шел на войну с песнями, с пляской, с воодушевлением. Я, конечно, еще

молода и глупа, но что поделаешь, после  тогдашнего  подъема  такой  конец

представляется мне, как бы это сказать, немножко слишком трезвым.

   Она поднялась. Белая и  тонкая,  стояла  она,  противопоставляя  высшую

простоту пышному великолепию королевы.

   Бедный французский посол мосье де  Авре  возликовал.  Раздаются  еще  в

Испании голоса в защиту того, что  благородно  и  свято,  есть  еще  люди,

готовые вступиться за монархию, на которую восстали безбожные мятежники! С

умилением смотрел он на иберийскую Жанну д'Арк  и  нежно  поглаживал  руку

своей Женевьевы.

   На остальных слова Каэтаны  тоже  оказали  свое  действие.  Разумеется,

королева права, а слова герцогини  Альба  -  романтика,  чистейший  вздор,

героические бредни. Но как она хороша, и смелость  какая!  Найдется  ли  в

Испании еще хоть один  человек,  будь  то  мужчина  или  женщина,  который

отважился бы говорить с ее католическим  величеством  королевой  так,  как

сейчас говорила она? Сердца  всех  гостей  принадлежали  герцогине  Альба.

Никто не сказал ни слова, когда она кончила.  Только  дон  Карлос  покачал

своей большой головой и умиротворяюще заметил:

   - Ну-ну-ну... Да как же так можно, моя милая!

   С болезненной ясностью  почувствовала  донья  Мария-Луиза,  что  и  эта

победа обернулась для  нее  поражением.  Она  могла  бы  оборвать  дерзкую

ослушницу, но нельзя было дать волю своим чувствам, нельзя было  показать,

что слова соперницы ее задели, нельзя было рассердиться.

   - Фасад вашего нового дома, моя милая юная подруга, - спокойно  сказала

она, - выдержан, правда, в прекрасном староиспанском стиле, но внутри  все

убранство вполне современно. Может быть, это справедливо и в отношении вас

лично.

   Трудно было бы найти лучший ответ, королева достойным образом  одернула

свою статс-даму. Но  донья  Мария-Луиза  отлично  понимала,  что  все  это

напрасно: для всех она  по-прежнему  уродливая  старуха,  и  ее  соперница

всегда будет права, как бы неправа она ни была.

   Это, несомненно, знала и герцогиня Альба. Она присела перед королевой и

сказала с дерзким смирением:

   - Очень сожалею, ваше величество, что прогневала вас. Я рано  осиротела

и не получила должного воспитания. Вот и случается, что иногда я  невольно

погрешаю против строгого и мудрого этикета испанского двора.

   Но, говоря, она искоса поглядывала на портрет своего предка,  кровавого

герцога Альба, фельдмаршала, который на требование короля отчитаться перед

ним представил следующий счет: "Для испанского государства  завоевал  -  4

королевства, одержал - 9  решающих  побед,  успешно  провел  -  217  осад,

прослужил - 60 лет".

   С двойственным чувством слушал Гойя пререкания  двух  знатных  дам.  Он

верил в божественное происхождение королевской власти, верноподданническое

послушание было для него столь же свято, как и  почитание  девы  Марии,  и

слова герцогини Альба казались  ему  дерзким  кощунством;  слушая  их,  он

мысленно осенял себя крестным знамением: столь  непомерная  гордыня  могла

навлечь беду на голову говорившей. И все же сердце  его  почти  болезненно

сжалось - такое восхищение вызывали в нем гордость и красота Каэтаны.

   Их величества, настроенные  не  очень  милостиво,  вскоре  удалились  с

большой помпой. Гойя остался. Большинство гостей также осталось.

   Теперь дон  Гаспар  Ховельянос  счел  за  должное  прочитать  герцогине

нравоучение. Он хотел это сделать сейчас же после ее  речи,  но  гордая  и

прекрасная  Каэтана  Альба  с  ее  пламенной  любовью  к  родине  и  с  ее

опрометчивостью предстала пред ним как аллегория его отчизны, и у него  не

хватило духу высказать ей свое мнение в присутствии соперницы.  Теперь  же

он с важным видом отверз уста.

   - Сеньора, донья Каэтана, - сказал он, - я понимаю  ваше  огорчение  от

того, что война будет закончена, но  не  выиграна.  Поверьте,  мое  сердце

страдает за Испанию не менее вашего. Но мозг мой мыслит  согласно  законам

разума. На этот раз советчики государя  правы.  Дальнейшее  ведение  войны

может принести  только  бедствия:  нет  более  тяжкого  преступления,  чем

ненужная война. Нелегко мне просить даму представить себе все ужасы войны.

Позвольте,  однако,  процитировать  несколько  строк  из  самого  крупного

писателя нашего столетия.

   И он процитировал:

   - "Кандид перелез через кучу умирающих и трупов и добрался до  деревни,

разгромленной и спаленной: враги сожгли ее согласно законам международного

права. Мужчины, сгибаясь под ударами, смотрели, как душили их жен, которые

умирали, прижимая детей  к  окровавленной  груди.  Девушки  со  вспоротыми

животами,  удовлетворив  естественную   потребность   нескольких   героев,

испускали дух; другие, полуобгорелые, молили о смерти. Земля была  покрыта

разбрызганным мозгом и отрубленными ногами и руками". Прошу извинить меня,

милостивые государыни и милостивые государи, за неприятную картину.  Но  я

могу сказать по собственному опыту: писатель прав. И смею  прибавить:  то,

что он описывает, происходит сейчас, в эту самую  минуту,  этой  ночью,  в

наших северных провинциях.

   То, что сеньор Ховельянос, не убоясь  инквизиции,  процитировал  самого

запрещенного писателя на свете,  мосье  де  Вольтера,  да  еще  во  дворце

герцогини Альба, было бестактно, но  не  лишено  пикантности.  Гости  были

очень  возбуждены  и  долго  не  расходились.  Гойя  же  воспринял   слова

Ховельяноса как предостережение против герцогини Альба.  То,  что  делает,

что говорит эта женщина, грозит гибелью. Больше он не хочет  иметь  с  ней

дело. Он собрался уходить, на этот раз окончательно.

   Но вдруг Каэтана обернулась  к  нему,  слегка  коснулась  пальцами  его

рукава, призывно открыла веер.

 

   И она сказала: "Знайте,

   В чем-то я ошиблась, Гойя.

   Я просила вас портрет мой

   Написать по возвращеньи

   В город из Эскуриала".

   Гойя слушал, удивленный,

   Приготовившись к внезапной

   Новой дьявольской ловушке.

   А она, к нему приблизясь,

   Вкрадчиво, проникновенно

   Продолжала: "Я ошиблась

   И прошу у вас прощенья,

   Дон Франсиско!.. Не хочу я,

   Не могу я ждать так долго.

   Слышите! Или сейчас же

   Я пришлю вам приглашенье

   Ко двору, или сама я

   Возвращусь сюда... Франсиско,

   Вы обязаны немедля

   Написать меня. Мы с вами

   Создадим такое чудо,

   Что весь город так и ахнет".

 

 

 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея