ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

29 страница

   Гойе отвели помещение не в самом Эскуриале, а в гостинице  Сан-Лоренсо.

Он и не мог рассчитывать на другое. В Эскуриале, несмотря на его  размеры,

нельзя было разместить всех приглашенных. Но Гойя был недоволен.

   Дон Мигель навестил его, Гойя спросил о донье Лусии, Да, она тоже здесь

и чувствует себя хорошо; Мигель был несколько сдержан. Оживился он, только

когда разговор перешел на политику. Переговоры о мире, которые  ведутся  с

французами в Базеле, сказал  он,  что-то  не  очень  подвигаются.  Франция

отказывается выдать малолетнего сына и дочь покойного короля Людовика XVI.

Испания же считает для себя делом чести освободить  царственных  детей,  и

дон Мануэль не идет на уступки в этом пункте.

   Позднее Гойя встретил аббата дона Дьего и донью Лусию. Аббат  рассказал

подробнее о создавшихся политических затруднениях. С военной точки зрения,

кампания проиграна. Но лишь одна королева благоразумна, она согласна  ради

скорейшего заключения мира отказаться от детей Франции. Карлос колеблется,

подстрекаемый  доном  Мануэлем.  А  тот  носится  с  мыслью  жениться   на

французской принцессе и таким образом получить титул владетельного князя.

   - И Пепа поддерживает дона Мануэля в его намерениях, -  сказала  Лусия.

Ее далеко расставленные глаза с  поволокой  казались  Гойе  насмешливее  и

лукавее, чем обычно.

   - Пепа все еще здесь? - спросил он, неприятно пораженный.

   - С отставкой адмирала Масарредо у сеньоры Тудо начались затруднения  с

пенсией, - пояснил аббат. - Она ходатайствует здесь перед королем.

   - Королева удивлена, что сеньора Тудо не дожидается решения в  Мадриде.

Но вы знаете нашу Пепу. Она приехала сюда и не хочет уезжать. Вбила себе в

голову, что ее Мануэль должен жениться на дочери  французского  короля.  И

через день поет ему балладу о юном герое  Рамиро,  похитившем  инфанту,  -

заключила Лусия.

   - Ясно одно, - заметил аббат, - пребывание сеньоры Тудо в Эскуриале  не

облегчает задачу нашей делегации, ведущей переговоры о мире.

   Гойе  не  понравилось,  что  его  бывшая  подруга  вмешивается  в  дела

государей. Это не подобает, это противно установленному богом порядку.

   - Вы бы ее навестили, дон Франсиско, - заметила донья Лусия с ласковой,

но коварной улыбкой. - Она живет в нижней гостинице.

   Франсиско решил избегать Пепы.

   На следующее утро он отправился в Эскуриал, чтобы, как требовал этикет,

присутствовать при утреннем туалете королевы. Он не знал, будет  ли  донья

Каэтана дежурной статс-дамой и хочет ли  он  ее  видеть  или  боится  этой

встречи.

   Аванзала была полна нарядных кавалеров и дам. Тут был аббат, был  посол

королевской Франции мосье де Авре, был также - настроение Франсиско  сразу

испортилось  -  Карнисеро,  его  собрат  по  ремеслу,   бездарный   маляр,

выезжавший на эффектах и раздутых гонорарах.

   Обе створки двери, ведущей в спальню,  распахнулись.  Королева  Испании

сидела за туалетным столом.  Церемонно  прислуживали  ей  дамы  из  высшей

знати; движения их были  строго  определены  этикетом:  юбку  ей  подавала

такая-то герцогиня, кофту - такая-то графиня, подвязки - такая-то маркиза.

Жесты их были округлы,  лица-маски  нарумянены  и  набелены;  с  застывшей

улыбкой меланхолично двигались они по комнате, словно разряженные заводные

куклы, а Гойя смотрел и не  мог  понять:  смешон  или  величественен  этот

устоявшийся веками красочно торжественный ритуал.

   Он увидел герцогиню Альба, и сердце  его  забилось  сильнее.  Как  и  у

остальных, движения ее были размерены, сама она - наряжена  и  нарумянена,

как кукла. Но тогда как  остальные,  возрождая  здесь,  в  Эскуриале,  над

склепом усопших властителей, устаревшие обычаи, играли комедию и  казались

смешны, донья Каэтана была здесь на месте; то, что она делала, было у  нее

в крови, всосано с молоком матери.

   Дон Мануэль вызвал Гойю к себе. Заявил, что рассчитывал позировать  ему

для следующего портрета. К сожалению, сейчас он занят. Переговоры о  мире,

и без того трудные, еще усложняются из-за частных вопросов.

   - Наша с вами приятельница, сеньора Тудо, хочет видеть во мне героя,  -

пояснил он. - Очень мило и патриотично с ее  стороны.  Но  не  могу  же  я

спокойно смотреть, как страна истекает кровью, только ради того, чтоб  мне

разыгрывать героя перед  самим  собой  и  перед  нашей  дорогой  Пепой.  Я

государственный  деятель,  я  должен  подчиняться   разуму,   политической

необходимости, а не чувству.

   Гойе было не по себе. Уж, конечно, здесь что-то кроется, опять от  него

требуют чего-то недостойного, постыдного.

   - Да и королева  нервничает,  -  продолжал  министр,  -  она  озабочена

трудностью решений, которые ей надо принять, и  ее  раздражают  ничего  не

значащие мелочи - хотя бы пребывание здесь нашей приятельницы Хосефы Тудо.

Сеньора Тудо, разумеется, подчинится желанию королевы,  но  она  с  полным

основанием считает себя обиженной. Я бы хотел  чем-нибудь  ее  порадовать,

пока она здесь. Как вы думаете, не повторить ли нам ту  приятную  домашнюю

вечеринку, на которой я благодаря вам имел  удовольствие  познакомиться  с

сеньорой Тудо?

   - Это выдумка Пепы? - спросил,  с  трудом  скрывая  свое  недовольство,

Гойя.
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея