ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

32 страница

   - Конечно, белое, - приказала Каэтана. - И красный шарф.

   С ним  она  больше  не  говорила,  туалет  поглощал  все  ее  внимание.

Мадридские дамы привыкли одеваться в присутствии мужчин, они были щедры  и

не возбраняли любоваться своими руками, плечами, спиной,  грудью,  однако,

соблюдая давний обычай, следили за тем, чтоб не были видны их ноги.  Донья

Каэтана не скрывала и ног. "Если девушка ножку покажет, жди -  скоро  "да"

тебе скажет", - вспомнился Гойе припев из старой тонадильи.

   Несмотря на сжигавшие его страсть и  желание,  он  наметанным  взглядом

художника обстоятельно изучал всю сложную процедуру  одевания.  Руководила

церемонией предусмотрительная дуэнья. Донья Эуфемия была длинная и  сухая,

как  жердь;  на  тощей  шее  сидела  большая  голова  со  скошенным  лбом,

приплюснутым  носом  и  толстыми  губами.  Герцогиня  Альба  обращалась  с

почтенной, одетой во все черное старухой то властно,  как  с  рабыней,  то

шутливо, до бесстыдства фамильярно. Белое кисейное платье было короче, чем

это, собственно,  полагалось:  оно  не  волочилось  по  земле  -  как  раз

подходящее для прогулки платье. Наконец был  повязан  и  красный  шарф,  а

пышные черные волосы прибраны в тонкую сетку.

   Появилась и свита, обычно сопровождавшая донью Каэтану на  прогулках  -

паж Хулио, бледный остроносый мальчишка лет десяти с  наглыми  глазами,  и

маленькая пятилетняя арапка Мария-Лус. Дуэнья несла зонтик, паж - ящичек с

пудрой и духами, арапка взяла на руки Дона Хуанито - крохотную  собачку  с

пушистой белой шерстью.

   Маленький  кортеж  -  Каэтана  и  Гойя  впереди   -   прошествовал   по

торжественным коридорам,  по  широким  лестницам  вниз,  в  сад;  они  шли

извилистыми, усыпанными гравием  дорожками  между  цветочными  клумбами  и

живой изгородью из букса и тиса, а сзади суровой громадой  высился  замок.

Затем донья Каэтана вышла из пределов сада и вступила на тропинку, которая

быстро сужалась и вела вверх к Silla del  rey  -  Креслу  короля,  к  тому

выступу на скале, откуда открывался знаменитый вид на Эскуриал.

   Воздух был приятно свеж, в светлом небе  стояло  бледное  солнце,  веял

легкий ветерок. Герцогиня Альба весело шла вперед, твердо ступая обутыми в

изящные башмачки ножками и, как того требовала  мода,  выворачивая  наружу

носки: веер она держала  закрытым  в  левой  руке,  слегка  им  помахивая.

Миниатюрная, грациозная и решительная, поднималась  она  узкой  каменистой

тропкой, медленно ползущей вверх по серо-коричневой  пустыне  в  предгорье

Гвадаррамы.

   Сбоку,  чуть  отступая,  шел  Гойя.  Всем   приглашенным   в   Эскуриал

предписывалось  носить  придворное   платье;   Гойя   держался   несколько

напряженно: узкий кафтан, шляпа, шпага и парик стесняли его.  Прямо  перед

собой он видел герцогиню Альба,  ее  миниатюрную  фигурку,  туго  стянутую

красным  шарфом,  ее  мягко-округлые  бедра.  Она  шла  перед  ним   такая

маленькая, тоненькая,  как  струна;  она  не  скользила,  не  ступала,  не

приплясывала, трудно было  найти  подходящее  слово,  чтоб  определить  ее

походку.

   Дорога,   ведшая   вверх   через   белесую   от   полуденного    солнца

серо-коричневую каменную пустыню, казалась Гойе бесконечной. Одетая во все

черное, исполненная достоинства,  дуэнья,  не  жалуясь,  передвигала  свои

старые  ноги;  паж  Хулио  со  скучающим  видом  нес  духи  и  притирания;

Мария-Лус, маленькая  арапка,  бегала  взад  и  вперед;  собачка  сердито,

повелительно тявкала и каждую минуту просилась  на  землю,  чтобы  поднять

заднюю лапку. Гойя сознавал  весь  комизм  этого  живописного,  забавного,

церемонного шествия на фоне вековечной пустыни.

   Герцогиня Альба разговаривала с ним через плечо.

   - Сеньора Тудо живет в той же гостинице, что и вы? - осведомилась она.

   - Сеньора Тудо уехала, насколько  я  слышал,  -  ответил  он,  стараясь

казаться равнодушным.

   - Я слышала, - продолжала она, -  вы  устроили  в  честь  сеньоры  Тудо

очаровательный праздник. Или не вы, а дон Мануэль? Ну, расскажите  же.  Не

молчите же так  упорно.  Дон  Мануэль  упрям,  но  итальянка  тоже  не  из

уступчивых. Как вы думаете, кто кого переупрямит?

   - Я слишком мало осведомлен, ваша светлость, - сухо ответил Гойя.

   - Ну уж хоть светлостью меня не называйте, - сказала она.

   Они дошли до выступа скалы, до Кресла короля, до любимого места  короля

Филиппа, с которого он  следил,  как  камень  за  камнем  рос  его  замок.

Герцогиня Альба села, веер лежал закрытым у нее на коленях. Дуэнья, паж  и

арапка опустились на землю позади нее. Гойя стоял.

   - Садитесь же! - приказала она ему через плечо. Он присел на землю, ему

было неудобно: мешала шпага, мешали острые камешки.

   - Cubrios - покройтесь, - приказала она, и он не знал -  намеренно  или

нет, серьезно, в шутку или в насмешку употребила она  обычную  формулу,  с

которой король обращался к двенадцати избранным грандам. Она  сидела  тут,

на каменном стуле, капризная, хрупкая, и смотрела на сверкающую на  солнце

пустыню и замок за ней. Так, верно,  сидел  ее  предок,  которого  не  раз

призывал сюда король-фанатик Филипп II;  здесь,  верно,  обдумывал  ранний

представитель рода Альба те распоряжения, которые отдавал ему король -  по

своему обыкновению негромко и в очень вежливой форме, - приказы напасть на

непокорную страну, уничтожить впавшую в ересь провинцию.

   Герцогиня Альба сидела неподвижно,  и  остальные  тоже  не  шевелились.

Огромная  сверкающая  пустыня,  из  которой  вырастал  замок  -  такой  же

застывший и мертвый, как и сама пустыня, держала Каэтану в своем плену.

   Гойя вместе с остальными вглядывался в  каменное,  безлюдье.  Вдруг  он

увидел, как что-то выползло из пустыни, поползло  по  пустыне  -  какое-то

существо, безликое и все же очень  явственное,  белесое,  серо-коричневое,

как  и  пустыня,  -  огромная  жаба,  а  может  быть,  черепаха?  Странное

наваждение - голова  человечья,  с  выпученными  глазищами.  Медленно,  но

неумолимо надвигалось оно; широко растянув рот во вкрадчивую,  дьявольскую

ухмылку, уверенное в себе и в беспомощности намеченной жертвы,  подползало

оно. Надо встать и уйти! Чего они  сидят?  Есть  духи,  которые  действуют

только по ночам, а есть и другие, власть которых распространяется на день.

Такие встречаются  редко,  но  они  гораздо  опаснее.  Гойе  было  знакомо

привидение, которое подползало к ним при свете дня; еще ребенком слыхал он

про него, оно носило безобидные,  даже  приятные  прозвища:  звалось  _эль

янтар_ - полдник или еще привлекательнее - _сьеста_. Но  это  был  злобный

дух, несмотря на его ухмылку, вкрадчивость  и  сверкание;  он  показывался

только при солнечном свете, надо было взять себя в руки, встать и уйти.

   Вдруг герцогиня Альба  заговорила,  и  тотчас  же  исчезло  наваждение,

исчезла жаба, пустыня очистилась.

   - Знаете, - сказала  Каэтана,  -  на  этот  раз  в  Эскуриале  со  мной

что-нибудь приключится.

   - Почему вы так думаете? - спросил Гойя.

   - Мне сказала Эуфемия, - ответила Каэтана. - А  ей  можно  верить.  Она

читает в будущем. Она знается с ведьмами.  Вот  разозлит  меня,  возьму  и

донесу на нее инквизиции.

   -  Не  клевещите,  сердечко  мое,  -  взмолилась  дуэнья.  -   Господин

придворный художник человек умный и понимает  шутки.  Но  ведь  вы  можете

позабыть и сболтнуть такое при других.

   - Расскажи нам что-нибудь, Эуфемия,  -  попросила  герцогиня  Альба.  -

Расскажи про тех, что погребены заживо в стенах Эскуриала.

   - Это старые предания, - ответила  дуэнья,  -  и  дону  Франсиско  они,

верно, знакомы.

   Но Каэтана приказала:

   - Не ломайся!

   И вот что поведала им Эуфемия.

   Один юноша из деревни  Сан-Хоренсо,  некий  Матео,  ворчал  на  поборы,

которыми монастырская братия обложила крестьян,  да  и  вообще-то  он  был

еретик. Монахи донесли на него. И вот Матео обернулся черной собакой и выл

все ночи напролет, чтоб натравить крестьян на монастырскую братию. В конце

концов монахи повесили собаку на коньке монастырской крыши.  Тогда  собака

опять обернулась, на этот  раз  молодым  статным  воином.  Он  появился  в

деревне, рассказывал, что убил сто двадцать  семь  мавров,  и  тоже  мутил

народ против монастыря. Но один ученый монах узнал,  что  воин,  собака  и

прежний Матео - одно и то же, и донес на него инквизиции. Когда  появилась

стража, воин опять обернулся собакой. Тогда монахи поймали собаку и живьем

замуровали ее в  фундаменте  пристройки  -  это  было  в  ту  пору,  когда

монастырь перестраивали в Эскуриал.

   - И сейчас еще в  полнолунье  слышно,  как  воет  собака,  -  закончила

старуха.

   - Интересное предание, - заметил Франсиско.

   Герцогиня Альба поглядела на него через плечо.

   - Впрочем, у меня не одна Эуфемия  прозорливая,  -  сказала  она.  -  У

бабушки была камеристка. Звали ее Бригида, ее сожгли потому, что она  была

ведьмой. Многие говорили, будто она пострадала напрасно,  но  когда  палач

попросил, чтобы она поцеловала его в знак прощения, она не  поцеловала,  а

это верный признак, что она  была  ведьмой.  Иногда  она  мне  является  и

предвещает будущее. Бригида очень хорошо предсказывает.

   - Что же она вам предсказала? - спросил он.

   Каэтана деловито ответила:

   - Предсказала, что я не доживу до старости  и  потому  надо,  не  теряя

времени, брать от жизни все, что она дает.

 

   Каэтана обратила

   Бледное лицо к Франсиско.

   Вся впилась в него глазами,

   Отливавшими металлом.

   "Верите вы в ведьм?" - спросила

   Вдруг она.

   "Конечно, верю", -

   Гойя ей ответил хмуро.

   Он заговорил на грубом

   Сарагосском диалекте,

   На котором он порою

   Изъяснялся. И добавил:

   "Ну а как же? Я, конечно,

   Верю в ведьм".

 

 

 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея