ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяСтиль и техникаГостеваяМузейНовости
Франсиско де Гойя
(1746 - 1828)
Творчество Франсиско Гойи многообразно и охватывает самые разные жанры. Однако ничто так не поражает воображение зрителя, как мрачные, тревожные, навечно западающие в память «Черные картины», написанные художником на закате жизни.
Главная
Поиск

35 страница

   - Мы идем в театр, в "Крус", - сказала герцогиня Альба, когда он явился

к ней. - Дают "Враждующих братьев".  Пьеса,  как  я  слышала,  глупая,  но

Коронадо играет дурака, а Гисмана - субретку, и  куплеты,  конечно,  очень

хороши.

   Гойю разозлил легкий тон, каким это было сказано. Неужели это  введение

к ночи любви? Что она придумала?

   Толпа мужчин ждала у дверей театра, чтоб  посмотреть,  как  выходят  из

карет и паланкинов женщины:  это  была  единственная  возможность  увидеть

женскую ножку. Герцогиня Альба вышла из паланкина. "Что за соблазнительные

ножки, - крикнули ей из толпы, - нежные, круглые,  так,  кажется,  и  съел

бы". Гойя стоял рядом с мрачным видом. Он охотно  полез  бы  в  драку,  но

боялся скандала.

   В театр вел длинный темный коридор. Там  было  шумно  и  тесно,  стояла

вонь, грязь, разносчики предлагали воду, сласти, тексты песен. Трудно было

пройти в такой толкотне и не запачкать платье и обувь.

   Немногие ложи - женщины в сопровождении  мужчин  допускались  только  в

ложи - были уже проданы, и,  чтобы  получить  ложу,  Гойе  пришлось  долго

торговаться и заплатить втридорога.

   Не успели они сесть, как в _патио_ - в партере зашумели. Там тотчас  же

узнали герцогиню Альба: ее приветствовали криками, хлопали в  ладоши.  Еще

более жгучий интерес проявляли - правда, менее шумно - женщины; они сидели

в отведенной им части театра, в _гальинеро_ - курятнике, все  до  одной  в

черных платьях и белых платках, как то было предписано, и  теперь  все  до

одной повернулись к их ложе, раскудахтались, засмеялись.

   Гойя старался  придать  своему  массивному  хмурому  лицу  невозмутимое

выражение. Каэтана делала вид, будто весь  этот  шум  ее  не  касается,  и

приветливо, спокойно беседовала с ним.

   Пьеса  "Враждующие  братья"  была  на  самом  деле  глупым   и   жалким

подражанием одной из комедий Лопе де Вега. Беспутный младший сын  отнял  у

добродетельного старшего сына  любовь  отца  и  вытеснил  его  из  сердца,

любимой девушки. Уже в  первом  действии  происходит  дуэль  на  кладбище,

появляются привидения, злой брат изгоняет доброго в лес, а  отца  обрекает

на голодную смерть в  башне.  Крестьяне  возмущены  против  своего  нового

жестокого господина, публика тоже, и когда на помощь злому брату  появился

из зрительного зала актер, игравший _альгвасила_ -  полицейского  офицера,

зрители заплевали его и чуть не избили, ему пришлось клясться и  божиться,

что он не полицейский, а всего-навсего актер Гарро.

   - Кто вы, собственно, "чорисо" или "полако"? - спросила герцогиня Альба

художника.

   Мадридская публика, страстно любившая свой театр, уже лет пятьдесят как

разделилась на два лагеря:  одни  называли  себя  в  честь  некоего  давно

умершего комика чорисо - сосиски, другие - полако, в честь некоего аббата,

который  выступил  с  памфлетом  в  защиту  соперничавшей   труппы.   Гойя

признался, что он чорисо.

   - Я так и думала, - сердито сказала Каэтана. - Мы, Альба, - полако, еще

мой дед был полако.

   Куплеты, исполнявшиеся после первого действия, оказались очень веселыми

и объединили оба лагеря, которые шумно выразили свой  восторг.  Затем  под

лязг цепей и шуршание соломы началось второе действие - в башне.  Ангел  в

образе мужчины в коротких,  согласно  моде  того  времени,  штанах,  но  с

крылышками за спиной, утешал заключенного в  башню  старика.  Девушка,  не

поверившая наговорам злого  брата,  встретила  в  глухом  лесу  изгнанного

графа; растроганная публика  замерла  в  напряженном  молчании.  Герцогиня

Альба сказала, что сейчас можно незаметно уйти.

   Они полной грудью вдохнули свежий вечерний воздух.

   - Теперь мы отправимся в какую-нибудь из ваших таверн,  -  скомандовала

Каэтана.

   Гойя, намеренно не поняв, предложил дорогой ресторан.

   - Хотите к Сеферино? - спросил он.

   - В какую-нибудь из ваших таверн, - повторила герцогиня Альба.

   - В вечернем туалете идти в Манолерию нельзя, - смущенно возразил Гойя.

   Манолерией назывался квартал на окраине, где жили махи и махо.

   - Этого мне объяснять не надо, - быстро сказала герцогиня  Альба  своим

звонким голоском. - Я отправлюсь к себе, переоденусь и буду вас ждать.

   Он вернулся домой  в  плохом  настроении.  Неужели  же  ради  этого  он

претерпел столько мук, выдумал опасное письмо о болезни  маленьком  Элены,

поставил на карту свою будущность? "Que verguenza", - отозвался у  него  в

душе хриплый голос Агустина.

   Прежде  чем  переодеться,  он  на  цыпочках  прошел  в  детскую,  чтобы

посмотреть на Элениту. Она сладко спала.

   Он переоделся в свой старый костюм и сразу превратился в  махо.  Дурное

настроение как рукой сняло, Франсиско был в состоянии блаженного ожидания.

Правда, костюм уже истрепался, штаны, ярко-зеленый жилет, короткая красная

куртка сидели на нем в обтяжку. Но в этом наряде он пережил очень много, и

переживания были все приятные. А  когда  он  опоясался  широким  шарфом  и

засунул за него нож - _наваху_, он почувствовал себя  другим  человеком  -

молодым, жаждущим приключений. "Сутана на плечи,  ученость  в  голову",  -

вспомнил он  старую  поговорку.  Затем  накинул  длинный  плащ  -  _капа_,

который, собственно, был уже запрещен, и  надел  широкополую,  закрывающую

лицо шляпу - _чамберго_.

   Закутавшись так, что его нельзя было узнать, Гойя отправился в путь. Он

усмехнулся, когда привратник герцогини Альба не захотел его  впустить.  Он

приподнял поля шляпы, и привратник осклабился. И Каэтана  тоже  улыбнулась

при виде Франсиско, как ему показалось,  одобрительно.  Сама  она  была  в

дорогой яркой юбке и в пестро расшитом  глубоко  вырезанном  лифе.  Волосы

были убраны в сетку. Наряд ей очень шел, она свободно могла сойти за маху.

   - Куда мы пойдем? - спросила она.

   - В винный погребок Росалии в Баркильо, - ответил  Гойя.  -  Но  у  вас

будут неприятности из-за мантильи,  -  предостерег  он,  так  как  Эуфемия

накинула на нее мантилью, а _тападу_ - женщину под вуалью  -  в  Манолерии

недолюбливали. Каэтана в ответ только ниже спустила мантилью на лицо.

   - Позвольте мне пойти с вами, ласточка моя, - взмолилась  дуэнья.  -  Я

умру со страха, пока вы будете в Манолерии.

   - Вздор, Эуфемия, - строго сказала Каэтана. - Дон Франсиско  мужчина  и

сумеет меня защитить.

   Кабачок  был   полон   народа.   Посетители   сидели,   пили,   курили,

разговаривали мало, соблюдая кастильскую важность. Большинство мужчин было

в широкополых шляпах. Женщины - крепкие, среди них много  красивых  -  все

были с открытыми лицами. В зале стоял густой дым. Кто-то играл на гитаре.

   На новоприбывших смотрели со сдержанным любопытством,  нельзя  сказать,

чтобы дружелюбно. Кто-то предложил Гойе контрабандный табак.

   - Цена? - спросил Гойя.

   - Двадцать два реала, - потребовал предлагавший.

   - Что я тебе - _габачо_? - возразил  Гойя;  так  презрительно  называли

иностранцев, главным образом французов.  -  Шестнадцать  реалов,  как  все

дают, дам.

   В разговор вмешалась девушка:

   - Может быть, сеньор, вы купите вашей даме хотя бы сигару?  -  спросила

она.

   - Я не курю, - сказала герцогиня Альба, не откидывая мантильи.

   - А следовало бы, - заметила девушка.

   Парень же, сидевший рядом, заявил:

   - Табак прочищает мозг, возбуждает аппетит и сохраняет зубы.

   - Не мешало бы вашей даме сбросить мантилью, - подзуживала девушка.

   - Успокойся, Санка - Цыплячья Нога, - сказал парень, - не заводи ссоры.

   Но Санка стояла на своем:

   -  Скажите  вашей  даме,  сеньор,  чтоб  она   сбросила   мантилью.   В

общественный сад с закрытым лицом не допускают, а здесь это уже и вовсе не

годится.

   Парень с другого столика заметил:

   - А вдруг ваша дама - габача?

   Франсиско предсказывал Каэтане, что ее мантилья вызовет озлобление.  Он

знал нрав махо, он сам был такой же. Они не выносили назойливых  взглядов,

считали себя истыми испанцами, испанцами из испанцев, и не желали  терпеть

снисходительное любопытство посторонних. Кто приходил к ним, в их кабачок,

должен был подчиняться их обычаям и не скрывать  лица.  Гитарист  перестал

играть. Все смотрели  на  Гойю.  Теперь  ни  в  коем  случае  нельзя  было

уступить.

   - Кто это сказал про габачу? -  спросил  он.  Он  не  возвысил  голоса,

говорил невозмутимым тоном, посасывая сигару.

   Наступило  короткое  молчание.  Росалия,   дебелая   хозяйка,   сказала

гитаристу:

   - Ну, ну, не ленись, сыграй-ка фанданго.

   Но Гойя повторил:

   - Кто это сказал про габачу?

   - Я сказал, - отозвался махо.

   - Изволь извиниться перед сеньорой, - приказал Гойя.

   - Незачем ему извиняться, раз  она  не  скинула  мантилью,  -  вмешался

кто-то.

   Замечание было правильное, но Гойе нельзя было это признать.

   - Чего не в свое дело суешься? - сказал он вместо ответа и продолжал: -

Сиди и помалкивай, не то как бы ты не убедился, что  я  могу  протанцевать

фанданго на трупе любого из вас.

   Вот это был как раз подходящий разговор для Манолерии, он  пришелся  по

вкусу всем присутствующим. Но парень, назвавший герцогиню  Альба  габачей,

сказал:

   - Так, теперь я считаю до десяти. И если за это время ты  не  уговоришь

твою красотку не чваниться и снять мантилью, тогда, любезный  друг,  пеняй

на себя. Хоть ты по доброте своей и не трогаешь меня, а все же я дам  тебе

такого пинка, что ты до самого Аранхуэса долетишь.

   Гойя видел, что теперь от него ждут  решительных  действий.  Он  встал,

капа - длинный плащ - соскользнул на пол, он нащупал наваху, свой нож.

   Но тут вдруг раздались  громкие  возгласы  удивления.  Герцогиня  Альба

откинула мантилью. "Альба, наша Альба!" - кричали вокруг. А парень сказал:

   - Извините, сеньора. Видит бог, вы не габача, сеньора. Вы наша, своя.
 
Благодарим:
Гойя Франсиско Хосе - о знаменитом испанском живописце
e-mail: info@goia.ru
ArtNow.ru
Облако интересных статей:
ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыГалерея